in

Балет как вечная любовь.

                              К 85-летию Валентины Загорской   

 

Загорская Валентина Арсентьевна (1937-2020) Заслуженный деятель искусств, балерина, хореограф. Она работала до 82-х лет — преподавала танцы в центре детского творчества «Лэстэрел».

— Танцы помогают девочкам сформировать красивую фигуру, осанку и походку, — говорила Валентина Арсентьевна, — вначале я им «ставлю спинку». Не все из учениц станут балеринами, но красивая осанка и походка помогут быть успешными и здоровыми.

 

Мы были знакомы более десяти лет, а в последние годы и вовсе подружились, несмотря на огромную разницу в возрасте. Валентина Арсентьевна жила в самом центре Кишинёва, и я часто заходила к ней в гости. Она, в свою очередь, ходила на мои мероприятия, читала мои книги и продавала их своим знакомым, даже когда лежала в больнице со страшным диагнозом.

В её жизни был только один мужчина — любимый муж и отец двух сыновей. Она боготворила своего мужа, ко времени нашего знакомства уже покойного и часто рассказывала историю их любви. Мужа всегда называла только по имени-отчеству. Василий Георгиевич Загорский в течение двадцати пяти лет возглавлял Союз композиторов Молдавии, был педагогом, композитором, пианистом. Он был её педагогом в музыкальном училище. Валентине было всего шестнадцать, а Загорскому двадцать восемь, он был женат и имел дочку. Когда ей исполнилось восемнадцать, он развёлся с женой и женился на Валентине. Это была взаимная любовь на всю жизнь. Любовь, которая оказалась сильнее смерти! После его ухода из жизни, вдова жила в окружении портретов любимого, разговаривала с ним и чувствовала его присутствие.

Василий Георгиевич верил в реинкарнацию, говорил, что они не одно воплощение вместе и она его половина. Это была счастливая творческая пара. Несмотря на разницу в возрасте, все бытовые проблемы в семье решала молодая жена — Василий Георгиевич был очень непрактичным в жизни — не умел тратить деньги, не умел заботиться о себе,  впрочем, как многие талантливые люди.

Валентина Арсентьевна  двадцать один год танцевала на сцене, а после преподавала и выступала с группой девочек. В её квартире было множество кубков за победы в республиканских и международных конкурсах.

Даже в восемьдесят лет она была красивой – всегда подтянутая, ухоженная, с длинной седой косой, уложенной бубликом на голове. У неё был приятный голос и красивая речь. Никогда не слышала от Загорской грубых или вульгарных слов. В квартире она развела множество комнатных цветов – они были повсюду и цвели, сменяя друг друга. Целая домашняя оранжерея! Жила очень скромно – донашивала старую одежду и обувь, готовила простую пищу, много ходила пешком. Она получала нищенскую пенсию – менее 100 евро! Притом, что после 21 года на сцене, более 35 лет преподавала.

Пожалуй, главным в её жизни была любовь – любила жизнь, природу, учениц, музыку и театр, цветы. Она излучала любовь в окружающий мир. С ней было легко и приятно общаться. Всегда чем-нибудь угостит, выслушает, посоветует. А ещё она была глубоко верующей. В квартире держала много икон, регулярно молилась и ходила в церковь. Верила искренне и рассказывала о маленьких чудесах в своей жизни:

– Я не знала, как переживу смерть любимого мужа, – рассказывала она, – боялась, что уйду вслед за ним. Меня спасла тогда работа. Поняла, что не всё ещё сделала и могу быть полезной. Однажды зазвонил телефон. Я взяла трубку и услышала голос мужа — это он с того света мне позвонил!

В памяти всплывают картинки – вот я сижу на выставке в павильоне «Молдэкспо.» Через зал быстро бежит Загорская в облегающих брючках и розовой кофточке, а за ней стайка девочек в костюмах обезьянок. Они спешили на сцену выступать. Ей тогда было семьдесят пять! А ещё мы вместе ходили в театр, и там её узнавали коллеги. Много добрых воспоминаний связано с ней. Я гордилась и дорожила этой дружбой.

В то лето 2019 года Валентина Арсентьевна очень ждала младшего сына Александра из Москвы, которого не видела уже несколько лет. Старший – Дмитрий тоже давно жил и работал за границей – в Берлине. Единственная внучка в то время была в Сеуле. Обычная география в последнее время для нашей Молдовы, где многие не могут найти достойную работу и вынуждены годами жить вдали от родины.

Сын приехал в середине августа, а через пару дней Валентина Арсентьевна попала в реанимацию в тяжёлом состоянии. Дело в том, что Александр взял квартиру в ипотеку и вскоре потерял работу. Мать так расстроилась, что организм не выдержал – ведь она очень любила своих сыновей и всякую их проблему принимала близко к сердцу. Я немного разбираюсь в медицине и сразу поняла, что дела плохи. Но она бодрилась и строила планы на будущее — собиралась и дальше работать, чтобы помогать сыну.

Я три дня обдумывала, как и в какой форме сообщить Загорской  приговор врача. Потом наконец решилась, добавив, что врачи часто ошибаются и только Бог знает кому и сколько назначено. Она стойко выслушала свой диагноз.

– Значит, у меня мало времени осталось и надо торопиться! – строго ответила она, – надо привести в порядок дела. А знаешь? Я поборюсь! Всегда хотела прожить сто восемь лет! Балерины вообще живут долго! Я буду бороться!

– А я буду помогать и поддерживать!

Она была полна энтузиазма и мечтала вернуться на работу ,но уже полным ходом шла ковид-кампания с онлайн обучением и прочими ограничениями.

А в конце октября заболел ковидом её старший сын Дмитрий. Он лежал один в квартире в Берлине и не мог добиться медицинской помощи. Температура зашкаливала за 41! Чем могла помочь старая мать?

– Я неделю не спала и молилась за Димочку, – сообщила мне Загорская, –  молила Господа, чтобы он меня забрал вместо сына – ведь я уже своё прожила. Я отмолила сына! Дима выздоравливает!

Это был настоящий акт самопожертвования.

29 ноября её не стало.

Похоронили её рядом с мужем. Хоронил Дмитрий, прибывший из Берлина. Младший сын из Москвы не приехал. Несмотря на карантин и запреты, проводить её пришло много народа – родители учениц, ученицы, знакомые и коллеги. Была и я.

Я часто вспоминаю Загорскую. Она дала мне урок мужества и жизнестойкости. Никогда не жаловалась и не ныла. В восемьдесят лет ещё отлично выглядела и много работала. Её отличали скромность и достоинство. Она состоялась как любимая жена, как мать и профессионал высокого класса. Я благодарна судьбе за дружбу с этой замечательной женщиной.

Нина Джос 

О золотовалютных резервах Украины.

Д.Танасоглу и развитие гагаузского музыкального искусства