in

формат–А3: «Россия и Молдова. перспективы, риски и вызовы»

Июньская гостья кишинёвского медиа-клуба «Формат–А3» как никакой другой российский эксперт-политолог ориентируется в теме Молдовы и Приднестровья, и это объясняется совпадением: Молдова — это и её родная земля, и область профессиональных интересов.

Доктор политических наук, профессор РАНХиГС при президенте РФ, доцент МГУ им. Ломоносова Наталья Харитонова рассказывает о себе так: «Родилась в Казахской ССР – в Павлодаре, на севере республики, в 1988 году семья перебралась на родину отца – в Рыбницкий район – я проживала на территории Молдавии, потом Приднестровья. Перебралась в Москву, поступила в МГУ им. Ломоносова – теперь жизнь моя протекает в столице Российской Федерации.

Научная работа тоже связана с нашим регионом: у меня две диссертации по Приднестровскому конфликту. Сейчас я участвую в Женевском формате – это экспертная площадка высокого уровня, которая территориально располагается в Женеве. Мы с 2019 года собираем представителей сторон конфликта, экспертов, посредников и наблюдателей и вырабатываем рекомендации к официальному переговорному формату 5+2 (конечно, пандемия нам сильно помешала). Мы активно ищем пути решения приднестровского конфликта. Я преподаю в нескольких российских вузах – многие мои студенты пишут работы по Приднестровью. Делаю все, что могу для своей второй малой родины».

Тема встречи 17 июня – «Россия и Молдова: перспективы, риски и вызовы».

С первых минут встречи эксперт перешла к делу и заявила: Молдавия остаётся в поле зрения России. А вот чем она могла бы заинтересовать столь крупного соседа?

«Ничего принципиального нового – это сельское хозяйство, потому что российский рынок абсолютно бездонный. И качественная продукция Молдавии сегодня заменена поставками из других стран гораздо более низкого качества. Те же, кто традиционно ориентировался на молдавскую продукцию, находится многие годы в жутком расстройстве.

Политологи понимают, что это связано с событиями по подписанию Евроассоциации, когда Молдову пытались поставить между выбором, как и Украину в свое время. Выбор был сделан в пользу Евроассоциации, и Россия пошла на определенные ограничения поставок. Вскоре режим немножко ослабился благодаря договоренностям между правительствами Молдовы и РФ, но это капля в море. Потенциально сельское хозяйство – широченный трек, на котором можно хорошо выстраивать сотрудничество», – пояснила Харитонова.

На днях Госдума РФ приняла жесткое заявление по теме Приднестровья — с открытой критикой действий президента Молдовы Майи Санду. Политический аналитик Партии социалистов Республики Молдова, зам. редактора газеты «Социалисты» Владимир Букарский спросил у гостьи о его последствиях.

Наталья Харитонова вздохнула: «Жаль, что у вас формат открытый – в закрытом мне было бы проще выражать свои мысли, но приходится их облекать в некую полуофициальную форму. Мои ощущения, что эффект от этого заявления нижней палаты будет скромным. Таких заявлений было энное количество. Заявление стало ответом на запрос со стороны приднестровских властей – заявление политическое, это обозначение позиции России, которая, по сути, неизменна многие годы. Вызывает лишь вопрос, почему в этом документе мы видим очень жесткие сентенции на приднестровскую проблематику?»

Красные линии России в отношении Молдовы политолог видит следующие: «Это попытки силового выдавливания миротворцев, любые провокации – применение силы против миротворцев однозначно могут спровоцировать югоосетинский сценарий». Скоро ожидается выход новой концепции внешней политики Российской Федерации, за которой последует новая стратегия национальной безопасности России – «возможно, что там будут какие-то новшества, связанные в том числе с красными линиями».

Молдавская диаспора сейчас активизируется на парламентские выборы 11 июля – как метко выразились кишинёвские журналисты, «бросившие родину люди решают, что они способны вершить судьбу страны».

«Здесь две стороны вопроса. Первая – правовая: граждане в своем праве. Как в Таджикистане – это еще одна небогатая постсоветская республика, в которой все привыкли, что перечисления трудовых мигрантов, а их за границей больше, чем внутри республики — составляют размер бюджета государства, и это всех устраивает. А тем, кто остается в государстве и продолжает там жить, преодолевая сложности, это кажется не совсем корректным. Таковы реалии», — полагает эксперт.

– Верите ли вы в то, что Молдова создаст провосточный, пророссийский вектор или достаточно того, что Молдова не будет антироссийской? — спросили Наталью Ивановну.

«Исходя из нынешней ситуации, я пессимист – я не вижу в Молдавии пророссийских мощных политических сил, которые бы этот вектор отстаивали. В лучшем случае, это промолдавские силы, и слава богу, что они промолдавские, а не прозападные. Это хорошо. Программа максимум – вернуть Молдавию в поле восточного влияния, в геополитическое поле России. Но я пока не вижу признаков того, что эта программа максимум будет реализована. Программа минимум для России – это создание пояса нейтральных государств, которые не проводят откровенную антироссийскую политику. Это сегодня лучшее, на что может рассчитывать Россия. Возможно, в ближайшем будущем что-то изменится», — заявила политолог.

«Если мы посмотрим, как регион переходил из зоны влияния России в зону влияния Запада и обратно и сопоставим переходы с серьезнейшими событиями мировой истории, то увидим, что, когда Запад резко ослабевал, пояс государств переходил под влияние России. Когда Россия ослабевала, он уходил обратно под влияние Запада. Если на Западе будет кризис, то появится шанс, что Молдова снова, самостоятельно того пожелав, вернется в поле российского влияния», — продолжила она.

– Рост прозападных настроений в Молдове и разворот на Запад во многом обусловлен деятельностью западных НПО – их в Молдове сотни, почему же Россия не использует эти технологии?

«Мягкая сила» присутствует как инструмент в концепциях внешней политики Российской Федерации в последних редакциях. Но сравнительный анализ опыта, который имеет Запад, и который Россия тоже пытается реализовывать на постсоветском пространстве, показывает, что в случае России этот инструмент работает очень плохо – потому что это очень ресурсозатратный инструмент. Экономики США и Евросоюза комплексно несравнимы с российской экономикой, Россия может выделять очень небольшие средства на реализацию «мягкой» политики. Это основная причина. Молдавия – не единственный пример: в Центральной Азии и Закавказье точно такая же история. Пока не хватает ресурсов на это. Хотя грех это не использовать, учитывая, что поколение, которое помнит Советский Союз, знает русский язык», — последовал честный ответ гостьи, с которым трудно не согласиться.

«Еще в далеком 1991 году Солженицын в эссе «Как нам обустроить Россию» сказал, что нам не нужно колониальное наследие царского режима: Средняя Азия, Закавказье, Молдова и так далее, нам бы сохранить свое. Снова актуальны подобные разговоры?» — поинтересовались прибалтийские коллеги медиа-клуба.

«Если говорить о моем личном отношении к этому вопросу, то я, как настоящий продукт ленинской национальной политики, родилась в одной бывшей республике Советского Союза, выросла в совершенно другой части Евразии, нахожусь сейчас в третьей части постсоветского пространства и во многом являюсь носителем советской культуры. Я понимаю, что Россия должна поддерживать отношения с бывшими советскими республиками. Я не выражаю свою мысль сухими категориями вроде «геополитическая зона влияния» или как-то еще. Просто исходя из общего исторического прошлого и из того, что эти связи до сих пор существуют, нужно делать себе и этим республикам хорошо. Должен быть взаимообмен позитивом, будь то политика, экономика, культура, все, что угодно. И тогда все стороны будут обогащаться и жить лучше.

В этом и заключается смысл евразийской интеграции: Россия, будучи интеграционным ядром, пытается показать всем своим реальным, потенциальным партнерам по интеграции, что вместе жить лучше. И показывает привлекательность этих проектов с экономической точки зрения», – изложила свою позицию профессор.

– Какой вы видите Россию в ближайшие десять лет? — поступил вопрос «на засыпку» от медийщиков Кишинёва.

«Я возлагаю надежды на то, что внешняя политика России станет более взвешенной, последовательной и впитает в себя традиции прежних периодов развития российской государственности: Александра Михайловича Горчакова и Евгения Максимовича Примакова. И Россия будет более принципиально и точечно отстаивать свои национальные интересы», — ответила Наталья Харитонова в лучших академических традициях.

 

Подготовила Ирина Иванникова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

russkoe-slovo-2606

Русское слово в Молдове nr.24 от 25 июня 2021г.

gde-i-kto-otlil-byust-pushkina-dlya-pamyatnika-v-kishineve

Где и кто отлил бюст Пушкина для памятника в Кишиневе?