in

Геннадий ЦАРЕГОРОДЦЕВ — снова в СССР (рассказ)

Город прощался с ушедшим в историю, очередным летом.

Праздно гуляющий народ в свой законный выходной, оккупировав парк аттракционов, брал с боем, окружённые редутами непреступных очередей качели, карусели и машинки «Автодрома». Самые безрассудные из горожан, ничего не подозревая, садились в кабинки «Чёртового колеса», а безжалостный механизм как гигантская кофемолка перемалывал время. Огромный, монолитный год был раздроблен в мелкую пыль секунд и эта пыль, просачиваясь сквозь пальцы горожан, безвозвратно исчезала…

«Чёртово колесо» спустило с небесных высот птичьего полёта на бренную землю мужчину лет сорока пяти, пятидесяти. Тот, после непродолжительного «полёта», твёрдо став на ноги, обдумывал планы на ближайшее будущее: «Куда дальше? «Автодром», «Ветерок», «Сюрприз»… Прекрасная погода, аттракционы, улыбки окружающих, детский смех — всё это дарило благодать. Хотелось, очень хотелось, как в детстве, как раньше…

Нарушая благодать, в конце парка, сверкая яркими стробоскопами, алела огромная, полукруглая вывеска: «Back in The U.S.S.R.»

«При чем здесь U.S.S.R.?» Он помнил это название – старый хит с пластинки Пола Макартни «Снова в СССР», но при чём здесь Макартни и почему на английском?

Мужчина даже не сомневался, он точно знал – это был мираж, фата-моргана. Какой «Back in The U.S.S.R.»? Привидится же такое?

Но надпись была, она огромной красной дугой возвышалась над павильоном, огибая герб Советского Союза.

С детства он помнил этот павильон – мечта любого мальчишки – зал игровых автоматов. Здесь за 15 копеек можно было сыграть в «Морской» и «Воздушный бой», в «Охоту на кабанов» и «Автогонки». Чего там только не было. Те страсти, что кипели в морских баталиях после брошенной «пятнашки», не снились ни одному казино с многомиллионными выигрышами.

В наше время любой автомат прошлого не выдержит честной конкуренции с самой простенькой современной компьютерной игрушкой. Да и 15 копеек для пацана того времени – серьёзные деньги. Но тот накал страстей… он стоил потраченных 15 копеек.

А сегодня здесь «Back in The U.S.S.R.» и герб Советского Союза.

Нестерпимо захотелось назад – в СССР, где он молод и бесшабашен, где он с Яной только-только познакомился, и нет скандала, нет разлуки, где нет сделанных непоправимых ошибок. Правда и сына еще нет, нет написанных книг, полученных наград и честно заслуженных регалий, нет любимой работы…

«Да, но после всего того, что я успел натворить, после всего содеянного мной, у меня и сегодня этого нет», – и мужчина, спустившийся с небес на землю, шагнул in The U.S.S.R. Он постарается там исправить ошибки прошлого…

Внутри у самого входа стояла стеклянная конторка, где когда-то давно бабушка обменивала деньги на вожделенные «пятнашки».

Бабушка помолодела лет на пятьдесят. Милая девушка в ситцевом платьице в горошек, в красной косынке на голове и, вы не поверите, с комсомольским значком на высокой груди мило улыбалась гостю:

– Здравствуйте, товарищ! Добро пожаловать в страну Советов.

Стоявший у нее на столе полуметровый бронзовый Ленин показывал ладонью дорогу в светлое будущее – внутрь павильона, а оттуда доносилось с детства знакомое:

 

И вновь продолжается бой, 

И сердцу тревожно в груди,

И Ленин такой молодой,

И юный Октябрь впереди!..

 

Вновь прибывшему хотелось попросить спортсменку, комсомолку и просто красавицу ущипнуть его. «Кажется, я сошел с ума. А может, это «Чёртово колесо», чёрт его побери, каким-то образом вернуло меня в прошлое? Ну, правильно, так мне и надо. С настоящим не справился – начинай сначала. Ничего не понимаю».

Голос комсомолки выдернул из топкого омута сомнений. Обращалась она к нему, как к старшему товарищу:

– Если вы будете покупать советские монеты для автоматов – вот «прайс-лист».

Не наше, не советское «прайс-лист» вернуло гостю павильона потерянный покой: «15 копеек – игровые автоматы, 1 копейка и 3 копейки – газированная вода, 2 копейки – телефонный аппарат». Чуть ниже стоимость номинала монет в современных деньгах. Такой курс доллара к рублю в лучшие годы не снился стране Советов.

Он все понял: «Буржуи вы недорезанные, даже бесплатный для всех коммунизм вы умудрились продать». И сказка стала былью.

Но очень хотелось туда – пусть в ненастоящий, в картонный, из папье-маше, но в СССР. И он, набрав побольше копеек, которых так не хватало в детстве, шагнул в прекрасное вчера.

Зал весело подмигивал цветными лампочками игровых автоматов. Черно-белые телевизоры транслировали съезд ЦК КПСС с дорогим Леонидом Ильичом – без звука, а кинопроектор проецировал на белое полотно небольшого экрана «Ленина в Октябре», тоже без звука. Из огромного лампового радиоприёмника неслось «вечное» про молодого Ленина, а рядом на письменном столе находились печатная машинка «Ятрань», фотоаппарат «ФЭД», бобинный «Маяк» и прочие чудеса бытовой техники прошлого.

Неподалёку от этого великолепия тарахтел аппарат газводы с граненым стаканом. Чуть правее блестела стёклами желто-красная телефонная будка.

В центре зала за огромным столом сидел худощавый парень в длинной кожаной куртке, подпоясанный портупеей, с «Маузером» на ремне и в фуражке с синим околышем на вихрастой голове. Гость «U.S.S.R.» обратился к юному «чекисту»:

– Это всё работает?

«Чекист» был молод, неопытен и выдал военную тайну первому встречному:

– Работает, гражданин, работает, только монетки успевайте бросать. Приобрести ничего не желаете?

На покрытом красным кумачом столе, у вихрастого «революционера» было все: бронзовые «Ильичи» и «Железные Феликсы», ушанки с кокардами и пилотки со звёздами, почетные грамоты и наградные вымпелы, значки ударников социалистического труда и медали ветеранов труда, комсомольские значки и «октябрятские» звёздочки… Короче, полный ассортимент.

Посетитель скромно ткнул пальцем в сторону комсомольского значка. «Чекист» в фуражке, получив купюру, выдал покупателю чек, значок и сдачу. Тот тут же прицепил маленькое красное знамя с Лениным на грудь, на немой вопрос «революционного» продавца ответил:

– Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым!

– А-а-а… – вежливо парировал юный «комиссар». Но хитрый взгляд с головой выдавал парня: «Молодым говоришь? Не дай Бог дожить до такой молодости». «Вечно молодой» на него не обижался. Он помнил, как когда-то давно — в институте сам с жалостью смотрел на 45-ти летнего «старичка» профессора.

От всего этого к горлу подкатил ком, внутри что-то сжалось, очень хотелось пить. Подошел к автомату газводы, бросил копейку – в стакан полилась бесцветная газировка. Выпил залпом и бросил «трёшку» – потекла с сиропом…

То ли вкус не тот, то ли он не тот… Он все понимал: и сироп используют современный, и себестоимость этих монеток такая, что в другом месте упиться можно… Но очень хотелось из аппарата, да за копеечку, как раньше, как в детстве.

Порадовал плакат с нарисованным аппаратом газводы и надписью на нём: «Вся страна пила из одного стакана, а эпидемий не было. Да и стаканы не воровали».

Выпил через не могу еще один и, сполоснув, поставил на место.

Носившиеся по павильону суетливые иностранцы брезгливо поглядывали на него, на аппарат, на стакан.  Мужчина с комсомольским значком на груди не осуждал их, он даже жалел их по-своему: «Эх вы, загнивающий Запад, ничего вы не понимаете. Да это не идет ни в какое сравнение с вашими жвачками».

А недорезанные буржуи бродили по залу, покупая ушанки, балалайки, матрешек с лицами советских вождей и прочие трофеи холодной войны. Понял зрелый комсомолец, для кого этот аттракцион и почему вывеска на английском языке. Подтверждая догадки, гид-коллаборационист, стоявший возле спортсменки-комсомолки, получал свой честный процент за привезённых иностранных лохов.

Своими доводами нужно было срочно с кем-то поделиться. Посетитель, выбрав из жмени мелочи «двушку», подошел к телефонной будке, набрал Эдика. Девушка с плаката, приложив палец к губам, предупреждала: «Помни – противник подслушивает».

Из телефонной трубки донесся недовольный голос Эдика:

– Да, слушаю.

Звонивший, подмигнув плакатной девушке, полушёпотом, чтобы противник не услышал, ответил:

– Это я.

– Привет, привет! Узнал, не будешь богатым. А почему не со своего номера, и что у тебя с голосом? Ты выпил или просто балуешься? Слушай, дружище, я сейчас, честное слово, не могу. Если у тебя ничего срочного, давай попозже, а?

– Давай, до связи.

Эта не настоящая, не искренняя, но советская атрибутика будила даже не юношеский, а какой-то детский азарт. Захотелось набрать номер и бросить трубку, позвонить в дверь и убежать, получить двойку и не дать дневник учителю.

Он как мальчишка швырялся «пятнашками» в игровые автоматы: «Морской» и «Воздушный бой», «Охота» и «Гонки», во что-то и чего-то там ещё…

Но ни себя, ни время не обманешь. Всё это ушло, навсегда, прошлого не вернёшь ни за какие деньги, даже за 15 копеек. А ребята? Они просто зарабатывают на ностальгии таких как он, на не иссякающем любопытстве иностранцев к пугающему величию былой Советской Империи, на странном, недопонятом до конца интересе молодых ребят к прошлому своих родных и близких.

Много, очень много лет Союз, после его распада, поливали помоями все, кому не лень. Этим же шесть лет занимались власть имущие нашей страны до ее развала. Тем не менее, назло врагам, Союз стоит, превращаясь, вопреки всему, не в кровавый порно-триллер, а в былинный героический эпос.

Если честно, гость павильона сам толком уже не понимал, где заканчивалась реальная история, и начиналось мифотворчество. Что говорить о молодой поросли, выросшей в чащобе капиталистического бурьяна.

«Эх, видно не получится – вечно молодым…» Но комсомольского значка не снял, тот дарил тепло, дарил надежду: «Если тебе комсомолец имя – имя крепи делами своими». Кстати, о делах, – посмотрел время, – Пора закругляться. Из комсомольского возраста я уже вышел, а в Партию меня все равно не примут, нет её больше – Партии этой. Ладно, давай, прекрасное далеко, бывай. В прошлом можно побывать, но глупо им жить».

На выходе комсомолка в красной косынке, высунув симпатичное личико, кинула вдогонку:

– Если у Вас остались советские монетки, их можно поменять обратно по номиналу, – сморщив носик, добавила, – Просто, мы покупаем их у населения, а монет на руках остаётся всё меньше и меньше, так что…

Взрослый мужчина с комсомольским значком на груди высыпал перед девушкой жменю копеек. Та стала суетливо пересчитывать:

– Подождите минутку, я сейчас…

Мужчина положил свою ладонь на беспокойную ручку комсомолки:

– Не нужно, оставь, это всё мелочь. Хочешь добрый совет, как комсомолец комсомолке — сыграй в «Морской бой», попей газировки, а главное – позвони родителям. Поверь – это не мелочь, это главное.

Комсомолец с надеждой посмотрел на девушку: «Не поняла. Ничего, подрастёт – поймёт».

И «вечно молодой», сверкая буквами ВЛКСМ на маленьком красном знамени, вышел, оставив прошлое позади.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

ostorozhno-indijskij-koronavirus-delta-shtamm

Осторожно – Индийский коронавирус («дельта+»-штамм)

russkoe-slovo-2606

Русское слово в Молдове nr.24 от 25 июня 2021г.