in

как Пушкин выстоял в Бессарабии, освобождал Молдавию и Кишинёв

как Пушкин выстоял в Бессарабии, освобождал Молдавию и Кишинёв

Когда Бессарабия оказалась под властью Королевской Румынии, отношение к Пушкину, его наследию, памятнику ему в Кишинёве поначалу было довольно лояльным.

В 1933-1939 годах пушкинист Георге Безвиконный из номера в номер публиковал в Кишинёве в своем журнале «Din trecutul nostru» («Из нашего прошлого») статьи о бессарабском окружении поэта. Вышло более 2 тысяч страниц и 700 клише редких фотографий.
Печать довольно широко отмечала в Кишинёве 100-летие со дня смерти великого русского поэта. Все номера журнала «Viața Basarabiei» («Жизнь Бессарабии») были посвящены жизни и творчеству Пушкина. Евстафий Неговский опубликовал ставшую тогда популярной книгу «Календарь дней Пушкина».

Но в том же, 1937 году, начались гонения. Безвиконный вынужден был покинуть Бессарабию и уехать в Бухарест. Это случилось после того, как по указанию румынского генерала Н. Чуперкэ была «изгажена» надпись на русском языке на памятнике поэту в городском саду. Правда, на левой стороне памятника была выгравирована та же надпись из стихотворения «К Овидию», но уже в переводе поэта Николая Костенко на румынский язык. Безвиконный возмутился, опубликовал свой протест в журнале – весь номер был изъят.

К началу Великой Отечественной войны мой дядя, Григорий Евдокимович, жил с родителями в Кишинёве, близ Чуфлинской церкви, в начале улицы Александру чел Бун (ныне – проспект Штефана чел Маре). 22 июня, в воскресенье, в 6 часов утра раздались гул самолетов и стрельба из зениток.

Григорий бросился к окну. В небе рвались снаряды.
– Это воздушная тревога. Учебная.
Все успокоились. Но к 8 часам утра город накрыли крики.
– Немцы бомбят город. Есть жертвы.
Вскоре Кишинёв забросали фугасными бомбами. Три из них упали на дом родителей. Начались пожары.

Григорий был мобилизован и оказался за Днестром. Брат Николай отбыл на границу – на Прут. Отец (мой дед) служил на железной дороге, был проводником, с женой и невестками эвакуировался при вывозе населения вглубь страны – в Россию. Вернуться всем суждено было уже в 1944 году.

А бронзовый Пушкин остался в городском саду. Печально взирал он на расстрелы коммунистов, цыган, евреев, на тайные захоронения, на концлагеря и гетто. Наконец, бронзовый бюст исчез с постамента.

Проходя утром по саду, генерал Антонеску удивленно спросил:
– А где Пушкин?
– Убрали его по приказу коменданта гарнизона.
– Надо иметь мозги моша Тяки, чтобы так сделать. Немедленно вернуть Пушкина на место. Гении принадлежат не нам, а всему человечеству.
Но к августу 1944 года большая часть Кишинёва, городской сад и памятник Пушкину были заминированы.

А во всех приказах об освобождении Молдавии и Кишинёва имя Пушкина звучало наряду с именами Потёмкина, Суворова, Румянцева, Кутузова. Более того, при наступлении на город всем был дан один ориентир – городской сад, памятник Пушкину. С именем Пушкина освободители ворвались в город.

Об этом с грустью рассказывал полковник-сапер Николай Никитич Чевычелов, кавалер 30 орденов и медалей, отмеченный за освобождение Кишинёва орденом Красного Знамени. Его имя было выбито золотыми буквами на Арке Победы.

– Мы же не знали, что все заминировано. И первые бойцы, достигшие сада, тут же подорвались на минах. Пришлось выставить оцепление. А бегут со всех сторон – и все к памятнику, чтобы там, у Пушкина, читать стихи.

Энтузиазм бойцов и офицеров был так велик, что утром устроили стихийный митинг. С двух полуторок военные, корреспонденты читали стихи и Пушкина и посвященные ему. А тут уже «Известия» с сообщением, что освобожден Кишинёв, в котором жил и творил великий русский поэт А. С. Пушкин.

31 августа газета «Советский боец» вышла со статьей «Праздник освобождения. 15-тысячный митинг трудящихся Кишинёва». В ней говорилось: «Но долго еще потом на Александровской улице, в большом зеленом парке с бронзовым памятником лучшему поэту России – А. Пушкину звучали песни. Выступили ансамбль Дома Красной Армии, затем Молдавского Государственного ансамбля песни и пляски “Дойна”». Перед этим, на митинге звучали стихи молдавского поэта Емилиана Букова, а композитор Евгений Кока рассказал, как тёмными ночами, в оккупации, написал во славу Красной Армии симфоническую поэму «Сталинград».

Виктор КУШНИРЕНКО,
Пушкинист.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

А УТРОМ НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. III

Поисковому движению в Молдове 10 лет