in

мир животных в графике А.С. Пушкина

Этот мир представлен очень широко. Среди его выразительных карандашных набросков и рисунков пером мы встречаем зарисовки медведя (в  автоиллюстрации к поэме «Цыганы»), орла, образ которого не раз появляется в его стихотворениях (например, в стихотворении «Узник», написанном в Кишинёве), фантастических птиц (летящих, сидящих, клюющих,  воспроизведенных единым безотрывным витиеватым росчерком пера – птиц-арабесок), лошадей, собак, кошек, летучих мышей. 

 

Лошади. Особенно много Пушкин рисовал лошадей. И это можно понять. Ведь он так любил верховую езду, да, кроме того, он на парах и тройках перекладных проехал тысячи верст по бескрайним дорогам России. Он их любил до такой степени, что стремился передать в своих зарисовках всевозможные конские движения и позы. Старался представить себе их жизнь и образ мыслей, переносил на них свойства человека.  Среди множества рисунков Пушкина есть один, необыкновенный (в автографе стихотворения «Андрей Шенье») – это конская голова, имеющая явное сходство с самим поэтом. Пушкин словно бы перевоплотился в коня.

Собаки. Представители семейства собачьих (собаки, волки, лисы) являются   частыми «гостями» на страницах пушкинских произведений и писем. Поэт упоминает их 147 раз.  В жизни Пушкин любил собак, заботился о них, проводил с ними время, рисовал их в черновиках, возможно даже, изобразил себя в образе охотничьей собаки.

Собаки сопровождали Пушкина по жизни с раннего детства.  У его старшей сестры Ольги была моська, которую поэт воспел в лицейском стихотворении «К сестре» (1814).  В 1821 году собачки уже не было в живых, судя по тому, что 21 июля поэт писал сестре из Кишинёва: «Какие у тебя любимые собаки?  Забыла ли ты трагическую смерть Омфалы и Бизаро?»  Потеря собаки воспринималась как трагедия. Пушкин любил и понимал собак: и диванных дамских мосек, и охотничьих, и дворовых волкодавов. А.П. Керн вспоминала, что Александр Сергеевич пешком приходил в имение Тригорское с тяжелой железной тростью в руках (кстати, эту трость хорошо помнят и кишинёвские знакомые Пушкина) и двумя крупными дворовыми псами-волкодавами. Письмо А.Н. Раевского от 24 августа 1824 года, адресованное Пушкину, свидетельствует о том, что у поэта была трость с собачьей головкой. Эту трость он подарил дочке одной из своих добрых знакомых: «… её прелестная дочка вспоминает о вас, она часто говорит со мной о сумасшедшем г-не Пушкине и о тросточке с собачьей головкой, которую вы ей подарили».

В одной из своих рукописей Пушкин изобразил Руслана – красного ирландского сеттера, названного в честь главного героя поэмы «Руслан и Людмила». Этот пёс верой и правдой служил отцу поэта Сергею Львовичу Пушкину и весной 1824 года удостоился быть изображенным со своим хозяином на портрете, который написал художник Карл Гампельн. Летом 1833 года престарелый Руслан умер. В тот же 1833 году в Болдино, сочиняя «Сказку о мёртвой царевне и семи богатырях, Пушкин нарисовал на листе черновой рукописи выразительный портрет собаки, внешне похожий на Руслана, каким он изображен на портрете Сергея Львовича Пушкина.

Глаз собаки на рисунке Пушкина очень выразительный, почти человеческий, над ним словно бровь выведена. Нос удлиненный, лоб по внешней линии довольно плоский, как у сеттера Руслана, а по внутренней – округлый, похожий на высокий человеческий лоб. Внизу морды затемнение, сходное с бакенбардами… Не себя ли нарисовал поэт в образе собаки? Почему бы и нет?!  Ведь ранее изобразил же Пушкин свой профиль в виде лошади в автографе стихотворения «Андрей Шенье».

Ниже в рукописи «Сказки о мертвой царевне» расположен рисунок, ещё больше похожий на автопортрет поэта в собачьем образе. Два изображения представляют собой как бы разные степени перевоплощения автора в персонажа-животного. Сочиняя стихи, Пушкин вполне мог перевоплощаться во многих своих героев, в том числе в собаку. Сравнение с собакой встречаются в произведениях и письмах Пушкина. Так, в стихотворении «Влах в Венеции» из цикла «Песни западных славян» есть стих: «Я неволен как на привязи собака». Псовая охота была любимым развлечением знати. Пушкин без сомнения, неоднократно участвовал в ней. В его произведениях немало колоритных сцен псовой охоты. В рукописи поэмы «Граф Нулин» на отдельном листе Пушкин изобразил охотника на коне и мчащуюся впереди собаку. Получилась очень живая, динамическая автоиллюстрация, словно срисованная с натуры.

Кошки. Пушкин не был фанатическим любителем кошек, но относился с симпатией к этим грациозным животным. Пушкин явно получал огромное удовольствие, наблюдая за представителями усатого и хвостатого кошачьего племени. Он обладал удивительным даром понимать котов.

В творчестве Пушкина – и в поэзии, и в прозе, и в его выразительных карандашных набросках или рисунках пером – мы встречаем множество «кошачьих» эскизов – сценок с присутствием кошек. В его литературных произведениях есть и реальные коты, и мистические. Кошки были упомянуты Пушкиным 12 раз, коты – 17 раз, а один раз – в страшном сне Татьяны – даже полу-кот, он же полу-журавль… Часто пушкинские коты имеют свой ярко выраженный кошачий характер, свою индивидуальность. Конечно, самый известный и любимый нами с раннего детства – это Кот Учёный из Пролога к поэме «Руслан и Людмила», который нашептывал Пушкину его гениальные стихи. «И я там был, и мёд я пил. У моря видел дуб зелёный, под ним сидел и кот учёный, свои мне сказки говорил …». Этот лукоморный зверь талантлив, мудр и образован. Его праобразом стало животное из присказки няни Арины Родионовны.

Сохранилось предание о том, что Пушкин более всего любил изображать кошек. Он рисовал их везде: в альбомах барышень, на клочках бумаги, на сукне ломберного стола. Чаще всего поэт изображал дородных котов, сидящих спиной к зрителю (часто вне поля рисунка), с ушками на макушке и извивающимся хвостом, выдающим напряженное ожидание или заинтересованность чем-то. Этот излюбленный полушутливый образ выполнен лаконичными средствами, как бы единым росчерком пера – буквально без отрыва пера от бумаги. Этот образ впервые появляется в 1818 году в черновиках поэмы «Руслан и Людмила»

На карикатуре, сделанной Пушкиным в Кишинёве в 1821 году, изображен французский отставной офицер Дегильеи, уклонившийся от дуэли с поэтом. На окне сидит невозмутимый кот, равнодушно отвернувшийся от хозяина и наблюдающий за происходящим на улице. Даже коту нет никакого дела до душевных терзаний несостоявшегося дуэлянта. Кого изобразил Пушкин под видом этого кота? Может быть себя самого?

Пушкин подписал рисунок (на французском языке): «Жена /… штаны… а дуэль-то моя/… эх, право, пускай она сама как хочет отыгрывается, раз она играет первую скрипку». Более об этой несостоявшейся дуэли ничего неизвестно, можно только строить предположения. «С молвы стоустой Кишинёва» известно, что Дегильи ухаживал за некоей дамой, за которой ухаживал и Пушкин, или за женой   самого Дегильи, и та уговорила мужа отказаться от дуэли.

Кот при всём этом присутствует и внимательно слушает. Кстати, известно, что в славянских поверьях коты являлись охранителями домашнего очага и семьи, они были сходны с домовыми. Но почему-то кот отвернулся от хозяина дома, явно ему не сочувствуя.

Возможно, это славянское поверье о котах отразилось в серии аллегорических рисунков Пушкина, сделанных в альбоме Елизаветы Николаевны Ушаковой в замужестве Киселевой), его московской знакомой. (Кстати, в этом же альбоме в 1829 году Пушкин написал «перечень всех женщин», которыми увлекался — так называемый знаменитый «Дон-Жуанский список»). Рисунки повествуют о взаимной любви хозяйки альбома и Сергея Дмитриевича Киселева, которого прозвали «Кис» по первым буквам фамилии. Да и внешность Киселева напоминала добродушного домашнего кота. Намекая на влюблённость Елизаветы Николаевны, Пушкин в шутку начинал мяукать или будто звать при ней кошку: «Кис, кис, кис!», а её саму иногда называл «кисонькой». На одном из рисунков он даже изобразил Елизавету в виде хорошенькой кошечки, влюблённо смотрящей вслед маленькому, но бравому на вид военному в роскошной шляпе с плюмажем.  За всей этой сценой наблюдает дородный кот в излюбленной поэтом позе.

Усадьба немыслима без котов, уверены сотрудники музеев. Коты здесь появляются сами по себе и «состоят в штате»: смотрителями, талисманами, даже дослуживаются до должности директора и статуса национального достояния.   Они не только украшают музей, но и выполняют важную функцию: ловят мышей, которые до появления усатых охотников время от времени заводятся. Неудивительно, что для многих музеев, особенно расположенных в исторических зданиях, штатский кот-охранник – не роскошь, а необходимость. Всё-таки сохранность фондов надо обеспечивать.

Самые известные музейные коты – охранники Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге – они работают в музее уже 300 лет. Приказ о «выписке ко двору» кошачьего батальона отдала еще Екатерина Великая. Сейчас в Эрмитаже постоянно проживают около 600 котов, опознавательным знаком которых является специальный ошейник. В музее ежегодно проходит «День эрмитажного кота», проводятся семейные тематические выставки, издаются книги, посвященные четвероногим жителям музея. Содержатся коты на добровольные пожертвования сотрудников и посетителей Эрмитажа.

Кот Бегемот, персонаж романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» — один из самых популярных экспонатов московского музея «Булгаковский дом» в Москве. На эту должность кота отбирают по конкурсу – при этом кандидат должен был обязательно соответствовать ряду требований: быть черным, крупным и солидным. Кот свободно гуляет по помещению музея и его окрестностям, показываясь на глаза публики, когда пожелает.

Самый обычный дом немыслим без кота – считают сотрудники музеев Михайловского и Тригорского. Они оживляют усадьбы, внося своим присутствием душевное спокойствие, чувство «дома».

Два «кота учёных» проживают и в кишинёвском Доме-музее А.С. Пушкина. Для них даже построили домик (с крышей из канадского кедра, четырьмя комнатками, террасой) рядом с дубом с «золотой цепью». Ушкин и Бурбон с большим интересом встречают всех гостей, приходящих в музей.

Валентина Грабовская

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

Поисковому движению в Молдове 10 лет

22 июня в День памяти и скорби возложение цветов на мемориале «Вечность»