in

Поле фотопортретов и фотографий стихотворных текстов А.С.Пушкина

Поле фотопортретов и фотографий стихотворных текстов А.С.Пушкина и С.А.Есенина (сравнительный анализ)

 

Введение в тему

 

Пушкин и Есенин. Два этих великих имени в русской и мировой Поэзии находятся не в отдалении друг от друга, а сосуществуют где-то рядом, можно даже сказать, соприкасаются друг с другом, более того – одно явление продолжается в другом – пушкинское в есенинском.

«Пушкин – самый любимый мной поэт», – говорил Есенин. – «Это наш учитель… Пушкин – вот истинно русская душа, вот где вершины поэзии».    Своё отношение к Пушкину Есенин ярко выразил в стихотворении, которое прочитал на митинге у памятника Пушкину на Тверском бульваре 6 июня 1924 года в день 125-летнего юбилея Пушкина:

 

А я стою, как пред причастьем,
И говорю в ответ тебе:
Я умер бы сейчас от счастья,
Сподобленный такой судьбе.

 

Неисчерпаемая тема «Пушкин и Есенин» оригинально прозвучала и на недавно прошедшей (16 июля 2021 года) научно-практической совместной конференции (Рязань-Кишинёв), на которой доктор филологических наук, профессор О.Е.Воронова в своём докладе «Пушкин и Есенин как выразители идеалов Русского мира» осветила своеобразие эстафеты «Пушкин – Есенин» следующим образом. «Если Поэзия А.С.Пушкина выступала выразителем нового, частично европеизированного сознания русского человека, привнеся в русскую поэзию лучшие достижения поэзии европейской, то поэзия и образы Есенина – в удивительно простой, ясной и живой форме отражают миросозерцание и поэтическое восприятие традиционные, тысячелетиями формировавшиеся культурой, религией и бытом русского народа. В творчестве С.Есенина, через противостояние новым революционным поэтическим формам и через их усвоение, воплотились лучшие и высочайшие достижения русской народной, а потому и всегда современной, поэзии». Поэтому и к Есенину вполне применимы слова Пушкина: «неподкупный голос мой был эхо русского народа». При этом у Есенина, как продолжателя пушкинского дела на новом историческом этапе, нет безоглядного, безоговорочного приятия всего Пушкина. Назовём хотя бы иной, чем у Пушкина, поэтический подход Есенина к теме и роли Пугачёва в русской истории.

То, что объединяло двух величайших лириков, давно и плодотворно исследуется филологами, лингвистами, пушкиноведами и есениноведами. Но попытаемся изучить данный вопрос альтернативно – с точки зрения естествознания, точнее, с точки зрения биофизики, не чураясь лирики. Нам опытным путём впервые удалось обнаружить излучение фотопортретов известных личностей и излучение фотографий произведений их творчества (живописных картин, текстов стихотворений, архитектурных сооружений и др.), тем самым сняв с этой важной темы налёт мистицизма, предполагающий принципиальную невозможность раскрытия её с помощью точной науки. Иными словами, было доказано, что отмеченные объекты (но не все — и в этом свой резон!) обладают особым, пока что практически не востребованным официальной физикой полем неэлектромагнитной природы (в литературе его чаще называют торсионным полем). К счастью, новые научные факты, при всей их экзотичности для «правоверных» физиков, уже успели приобрести легитимность: они опубликованы в печати.

 

Похвальное слово методике

«Поле фотографий» было обнаружено оригинальным способом – с помощью биологических датчиков – семян злаковых растений, например, пшеницы, тритикале, ячменя. Благодаря своей малогабаритности и устойчивости к загущению, эти семена можно брать на каждый вариант опыта в гигантских, по меркам физической науки, количествах – до 600 штук. Образно говоря, можно использовать сразу в одном варианте порядка 600 биологических «приборов». Предлагаемая методика позволяет получать достоверные, хорошо воспроизводимые результаты в течение продолжительного времени и нет нужды в аппеляциях к непонятным причинам, из-за которых опыт не удался. А достоверность и воспроизводимость эффекта – главное требование учёных для признания за ним статуса научного факта!

Фотографии объектов помещали на некоторое время (от нескольких минут и более) под каждую чашку Петри с семенами и водой.  Затем семена проращивались при температуре 20°С-25°С до появления у проростков первого листочка. Если этот листочек заворачивается против часовой стрелки, он считается левым, а по часовой стрелке – правым. У правых проростков более активный рост, что может положительно отразиться даже на продуктивности растений в полевых условиях. Число правых проростков, в %, – это основной критерий наличия «поля» или «излучения фотографии». Доминирование правых или левых проростков означает следующее: фотография обладает соответственно правым (положительным) или левым (отрицательным) полем.

 

Поле фотопортретов Пушкина и Есенина

 

В годы жизни Пушкина фотографий ещё не делали. Поэтому пришлось изучать поле фотографий его рисунков. В прежних опытах было показано, что высоким положительным полем характеризуется фотография широко известного канонического рисунка-автопортрета Пушкина. Причём положительное поле данной фотографии по критерию преобладания правых проростков из тестовых семян-приёмников поля стабильно сохраняется во времени, в нашем случае, в 7 опытах, проведенных весной, летом, осенью и зимой на протяжении более двух лет.

Но в ходе исследований возник вопрос: сохраняется ли поле фотопортрета личности в течение жизни этой личности. В отношении Пушкина эту задачу мы попробуем решить, сравнивая возрастные фотопортреты поэта, созданные биофизиками методом компьютеризации на основе синтеза черт живописных портретов поэта, его рисунков-автопортретов и вербальной информации современников об облике поэта.

Оказалось, что у фотографии его рисунка-автопортрета, как и в прежних опытах, оно высокоположительное, а у синтетических компьютерных фотопортретов оно существует только в варианте после 35-летнего возраста поэта. На поле фотопортретов поэта, по-видимому, повлияло личностное отношение к поэту авторов-создателей фотопортретов – самого поэта и учёных.

Что касается Есенина, то тут ситуация более ясная: имеется достаточное для опыта количество возрастных фотопортретов поэта. У фотопортрета Есенина в детстве и юности (в возрасте 14 и 17 лет) высокое положительное поле. В 25-27 летнем возрасте поэта поле фотопортрета отсутствует, затем к концу жизни (к 30 годам) начинает становится вновь положительным. Не представляет особого труда объяснить возрастную флуктуацию поля фотопортретов поэта в течение его жизни. В детстве и юности – это стремительно набирающий силу лирический поэт, в его стихах оптимистическое, пантеистическое, религиозно-восторженное восприятие мира, природы, родины. В середине жизни – это поэт, уставший от жизненных передряг. Это время создания пессимистических произведений, например, трагичной поэмы «Чёрный человек» и стихов, вошедших в сборник «Москва кабацкая», это время ненужной поездки за границу с Айседорой Дункан.  К концу жизни – это давящий груз прежней и новой бытовой и идейной неустроенности (ещё продолжается работа над «Чёрным человеком»), но зато появляются светлые, с тончайшей лирикой произведения – стихотворный цикл «Персидские мотивы» и поэма «Анна Снегина».

Поле фотографий стихотворных текстов Пушкина и Есенина 

 

Вначале рассмотрим поле фотографий текстов стихотворений Пушкина, различающихся доминантной мотивацией. Стихотворения поэтически чувственные, обращённые к любимой женщине, – «В крови горит огонь желаний», «Сожжённое письмо», «Ты и вы», «Ночь» («Мой голос для тебя»), «Когда в объятия мои». Поле фотографий текстов этих стихотворений является существенно положительным. Поле же фотографий текстов пушкинских стихотворений рациональных, публицистических, назидательных – «Памятник», «Кинжал», «Анчар», «Песнь о вещем Олеге», «О сколько нам открытий чудных» находится на уровне контроля.

В первой группе стихотворений отражено восторженно-возвышенное отношение поэта к любимой женщине. Но если у поэта иное, равнодушное и, скажем так, приземлённое (физиологическое) отношение к женщине, то поле фотографий текстов стихотворений о женщинах находится на уровне контроля или отрицательное. Отмеченный «возвышенный восторг» поэта, перенесённый на другие адресаты – на близких и дорогих людей (няня, лицейские друзья), на природу, на объекты религиозного почитания также способствует созданию стихотворений с положительным полем фотографий текстов. Это видно, например, у текстов стихотворений «Подруга дней моих суровых», «Унылая пора, очей очарованье», «Подражание Корану». В этом же опыте у фотографии текста назидательного стихотворения «Поэт, не дорожи любовию народной» поле отсутствует, что согласуется с предыдущим опытом.

Наконец, весьма показательными являются опыты, где исследованию подвергались фотографии стихотворений Пушкина, текст которых состоит из частей с разной мотивацией. Так, в стихотворении «К Керн» – «Я помню чудное мгновенье» первые две строфы отражают положительные эмоции (зарождение любви к «мимолётному виденью» – к Анне Керн), следующие две строфы – отрицательные эмоции (жизнь «в глуши, во мраке заточенья» «без божества, без вдохновенья») и завершающие две строфы – вновь положительные эмоции (потому что снова явилась она – и «в душе настало пробужденье» и «сердце бьётся в упоенье»). В соответствии с этим и фотографии текстов I, II, III частей стихотворения имеют вначале положительное поле, затем – отсутствие поля и в конце – вновь положительное поле.

Перейдём к творчеству Есенина. Каким же полем обладают его стихотворения, когда у них мотивация сходна с мотивацией пушкинских стихотворений?  Например, поле фотографий текстов стихотворений Есенина о родине и природе, а также о грустном и трагичном в жизни. Первая группа текстов стихотворений – «Гой ты, Русь, моя родная», «Берёза», «Отговорила роща золотая», «Не жалею, не зову, не плачу», «Сыплет черёмуха снегом» — обладает, как и ожидалось, существенным положительным полем фотографий. Вторая же группа —   поэма «Чёрный человек», стихотворения «Неуютная жидкая лунность», «До свиданья, друг мой, до свиданья» – характеризуется отрицательным полем фотографий, что тоже логично.

Если первая группа стихотворений в соответствии с их положительным полем так и лучится любовью к родине и к её природе (и здесь заключено самое ценное в творчестве Есенина), то отрицательное поле фотографий второй группы стихотворений, кроме нашего личного грустного впечатления при прочтении, сразу вызывает в памяти мнение современников о гнетущем впечатлении, какое произвели на них эти стихотворения.

Следующий интересный аспект оценки информативности поля есенинских фотографий выявляется в фотографиях, посвящённых животным – «братьям нашим меньшим». Априори напрашивается мнение, что поле таких стихотворений должно быть положительным. И опыт подтверждает наше мнение при изучении поля фотографий текстов стихотворений «Песнь о собаке», «Песнь о хлебе», «Лисица», «Корова» и отрывка из поэмы «Сорокоуст», где говорится о бегущем «красногривом жеребёнке», пытающимся не отстать от поезда. А у фотографий текстов рациональных стихотворений – «Ленин», «Пугачёв» («Монолог Хлопуши»), «Поэт» поле отсутствует.

Итак, у фотографий текстов светлых есенинских произведений о природе и родине, о «братьях наших меньших» – поле положительное, а у произведений рациональных, пессимистических и инвективных – оно отсутствует или отрицательное, что в целом отвечает закономерности, наблюдаемой при изучении поля фотографий текстов пушкинских стихотворений разного мотивационного наполнения.

Для завершения поставленной задачи был проведён опыт, в котором изучали поле фотографий стихотворных текстов «Шаганэ ты моя, Шаганэ…», «Письмо матери» и «Чую радуницу Божью…». Для контраста взяли стихотворение пессимистического содержания «Ты меня не любишь, не жалеешь». Вывод: Фотографии текстов стихотворений Есенина о высокой любви излучают положительное поле, а у фотографий текстов стихотворений с грустью и печалью поле находятся на уровне контроля. Это полностью согласуется с полем фотографий текстов пушкинских стихотворений, посвящённых близким для него людям (няне, друзьям), любимым женщинам, природе, объекту религиозного содержания.

 

Послесловие в духе «Очевидного-невероятного»

 

Хочется сказать без ложной скромности: экспериментальные данные, изложенные в настоящей статье, можно отнести к рубрике очевидного-невероятного. В наше технологически развитое время при проведении физического, да и любого другого опыта применяется сложнейшая аппаратура. А вот нами в это же время предлагается до удивления простая малоаппаратурная (технически малозатратная) методика, которая позволяет получать достоверные и … обескураживающие научные результаты.

Хотя «поле фотографий» (химических и цифровых) пока что мало востребовано академической наукой, оно, по нашему мнению, обладает всеми признаками научного факта и всеми полномочиями объекта для проведения исследований на академическом уровне. А в науке существует диктатура факта. Отрадно отметить, что наша методика была успешно реализована в совместных опытах с учёными из Штутгарта и Санкт-Петербурга.

Официальная наука пока не успела оприходовать «поле фотографий». Но она в объяснении этого не должна уходить в сторону.

Как мы видим, во всех наших опытах понятия положительного (правого) и отрицательного (левого) поля фотографий отражают полярные категории: возвышенное и приземлённое, оптимистическое и пессимистическое, правдивое и ложное, естественное и искусственное, альтруистическое и эгоистическое, эмоциональное и рациональное, послушание и учительство, платоническая любовь и физиологическая страсть, внимание и безразличие и т.д.

Сказанное выше, повторяем, не носит характер окончательных утверждений, что допустимо при обсуждении нетривиальных научных данных.

 

Сергей Маслоброд,

доктор биологических наук.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

o-tak-nazyvaemyh-nezavisimyh-smiv-moldove

О так называемых «независимых СМИ»в Молдове

Развитие личности ребёнка с помощью «Формулы успеха»