in

Репортаж с известным флористом Элеонорой Мещеряковой

eleonoroj-meshheryakovoj

Скоро День города. У каждого кишинёвца – свой город Кишинёв. Свои улочки, свои соседи, своя уникальная судьба в этом городе. Но есть и то, что объединяет всех горожан. Предлагаем вниманию читателей репортаж с известным флористом, прожившем в Кишинёве почти всю свою сознательную жизнь и согласившемся рассказать о городе своего детства, о Кишинёве. Это Элеонора Мещерякова – экономист по профессии, художник-флорист, народный мастер Республики Молдова, член Республиканского клуба флористики «Диана» (три персональных выставки: в Театре оперы и балета, библиотеках города –  множество коллективных, в том числе, в библиотеке им. Ломоносова), мастер художественного чтения, поэтесса, печатает свои стихи на сайте Стихи.Ру

 

– Элеонора Викторовна, вы – частый гость «Ломоносовки», наш давний друг, в фонде библиотеки есть составленная вами и отредактированная Аллой Коркиной книга «Мещеряковы: наследие. Семейный альбом», издания 2010 года. Мы знаем, что вас, с братом Валентином, привезли в Кишинёв ребенком. Расскажите о ваших родителях, где они работали?

Мне было шесть лет, когда папа, вскоре после войны, перевёз нас из Мурманска на своё новое место работы – в Молдавию. Папа – Мещеряков Виктор Тихонович, журналист-газетчик, сотрудник газеты «Полярная Правда», во время ВОВ был корреспондентом Совинформбюро по Мурманску и Мурманской области, участник обороны Советского Заполярья.  Он был в меру строгим, очень ответственным, но всегда занятым на работе. Из типографии (пока не выпустят газету после его подписи: «В свет!») возвращался иногда под утро. Интересен тот факт, что ему, как журналисту, в Москве предложили на выбор два места работы — в Крыму (Симферополь) или Прибалтике. Сказали, чтобы он подумал. А в гостинице, в одном с ним номере, оказался житель Молдавии, который, выставив дары – вино, орехи, яблоки, стал рассказывать о своём родном крае, о его красотах и преимуществах по сравнению с Прибалтикой или разрушенным Крымом. И папа наутро спросил: «А в Молдавию можно?» Ему ответили: «Пожалуйста!». Так была решена судьба, где нам жить, работать… и умирать.

В Кишинёве отец был заместителем главного редактора газеты «Советская Молдавия», которая являлась центральным органом печати КП Молдавии. Его назначение на эту должность подписывал Л И. Брежнев. Мне запомнились фамилии сотрудников газеты, при которых работал отец: Батов, Зверев, Калиновский, Язловецкий, Качанов…

На месте теперешнего Дома печати раньше находилось одноэтажное здание редакции, затем это небольшое здание было снесено и на его месте возвели многоэтажное, в котором теперь сосредоточены несколько редакций кишинёвских газет.

Мама, Абакумова Анна Михайловна, педагог-дошкольник, работала воспитателем в детском саду.  По натуре она была лирик и романтик, с необыкновенно тонкой душой, но крепким внутренним стержнем. Трудилась с утра до вечера, создавая в доме уют, тепло, атмосферу возвышенного романтизма, знала много романсов и стихов, которые запомнились моим подругам-сокурсницам… И я многие стихи и романсы помню с её голоса. Поскольку мы уезжали на юг, где должно быть тепло, по сравнению с Крайним Севером, мама раздарила почти все тёплые вещи соседям и родным.  А оказались в декабре 1945 года в холодной, бесснежной Молдавии, полуразрушенном Кишинёве… Первое место нашего проживания, которое было предоставлено редакцией газеты «Советская Молдавия», –  это квартира в доме на углу улиц Жуковского и Фрунзе.  Два квартала от центральной улицы Ленина (ныне бульвар Штефана Великого). В доме жили ещё три семьи, у которых летом вся жизнь проходила во дворе: варка повидла в медном тазу, запекание овощей на костре, отдых на самодельных раскладушках-козлах. Всё было у всех на виду, доброжелательно, без неприязни и зависти, с умением делиться радостями и горестями, и рецептами приготовления особой выпечки, фаршированной куриной грудки и рыбы-фиш… Под окнами тарахтел трамвай. В городе было всего три трамвайных маршрута: по центральной улице Ленина, по Армянской и по Фрунзе. Мы прожили в этом доме два года. В настоящее время в нём располагается Федерация Молдавского футбола. Наша семья жила и на Садовой, пока не отремонтировали квартиру на Ленина 148. Но я помню «Пожарку» — клуб пожарной части, что находилась возле водокачки (эту башню также надстроили, реставрировали и там был Музей с показом Кишинёва «с птичьего полёта»). Мы бегали в «Пожарку» смотреть кинофильмы. А напротив, где вход в ЦПКиО, раньше была чья-то усадьба, разрушенная временем и войной. Моя мама ходила туда погулять, и её подруга называла это место — «имение графини Мещерской». После все расчистили от развалин и на этом месте — памятник Дойне и Иону Теодоровичам.

Рядом с домом, где мы временно жили, был довольно большой участок, огороженный красивым забором, а в глубине был хороший дом (румынской постройки), где проживал Леонид Ильич Брежнев с семьёй. У него во дворе обитали павлины, которые иногда истошно кричали, раздражая соседей. Рядом с ним находится здание, где сразу после войны был Радиокомитет Молдавии и первым его Председателем был Шинкарюк Герасим… Затем в этом помещении располагался Комитет по стандартизации. Сейчас там какие-то фирменные службы…

Ещё на Садовой находилась Академия наук МССР.  После постройки нового здания для Академии — это старое также подверглось разрухе, так что даже деревья повырастали… Рядом находилось здание Правительства и Верховного Совета — теперь там Институт искусств Молдовы.

Отдельно хочу рассказать о доме на проспекте Ленина, 148. Квартира № 12 на третьем этаже была предоставлена отцу по возвращении из города Бендеры, где он несколько лет работал редактором газеты. Окна нашей квартиры, (пятое и шестое, если считать от угла улицы Гоголя) выходили на улицу Ленина. В ней до нас проживал Константин Устинович Черненко (советский партийный и государственный деятель), отозванный затем на работу в Москву. Дом и сейчас находится в самом центре Кишинёва, напротив памятника Штефану Великому, сейчас в нем располагается Муниципальная библиотека им. Б.П. Хашдеу. Известно, что дом был изначально двухэтажным, в нём была гостиница, в которой в 20-е годы прошлого столетия останавливался французский писатель Ромен Роллан, написавший в прессе статью о Татарбунарском восстании. В память об этом, на доме была воздвигнута мемориальная мраморная доска с барельефом писателя.  Затем его заменили барельефом митрополита Бэнулеску-Бодони, в честь которого назвали улицу, ранее носившую имя Н.Гоголя. После войны этот полуразрушенный дом был восстановлен и надстроен третий этаж. Запомнила пленных немцев, которые трудились на этой стройке… Интересен тот факт, что вначале, после восстановления дома, еще до того, как мы стали жить в нем, почти весь первый этаж был занят под ресторан. Конечно, допоздна гремела танцевальная музыка, вызывавшая недовольство жильцов, в основном, профессорско-преподавательского состава, вследствие чего вместо ресторана была организована библиотека.

eleonoroj-meshheryakovoj

В читальный зал вход был со стороны пр. Ленина. В нем всегда было очень уютно, ковровые дорожки на полу приглушали звуки шагов, настольные лампы освещали столы. Была атмосфера какой-то возвышенной одухотворённости, что настраивало на работу с книгами и журналами. Я часто там готовилась к сочинениям, пользуясь литературой, предложенной работниками библиотеки. Вход в абонемент, где можно было взять книги домой, находился во дворе, рядом с подъездом, где мы жили. У людей был такой интерес к чтению, что часто выстраивалась очередь из читателей… Поскольку еще в городе не было центрального отопления, в нашем дворе находилась кочегарка и рядом с входом на абонемент был погреб, куда сгружали уголь для отопления дома. Часто читатели, в ожидании своей очереди, сидели на крышке этого погреба. Я наблюдала за этим из окна кухни, ожидая, когда будет поменьше народа, чтобы вынести мусор или вывесить во дворе постиранное бельё.

Соседи по дому были все из культурной среды. С нами в подъезде жила семья профессора химии А.В.Аблова, с их старшей дочкой Майей я училась в одном классе. Рядом жил профессор-почвовед И.И Канивец, ниже этажом — кинорежиссер Израилев. (Михаил Маркович (Моисей Менделевич) Израилев (24 июля 1913, Киев — 25 апреля 1992, Кишинёв) — советский кинорежиссёр, заслуженный деятель искусств Молдавской ССР (1969)

На первом этаже была квартира министра культуры Лазарева (Артём Маркович Лазарев (30 октября 1914, Каменка, Подольская губерния, Российская империя — 15 апреля 1999, Кишинёв, Республика Молдова) — советский партийный и государственный деятель, действительный член Академии наук Молдавской ССР (1976), председатель Верховного Совета Молдавской ССР (1971-1980).

В 1953—1963 гг. — министр культуры Молдавской ССР, в этот период были открыты Молдавский театр оперы, балета и драмы имени А. С. Пушкина, республиканский молодёжный молдавский театр «Лучафэрул», открыт скульптурный комплекс Аллея Классиков в парке им. Штефана Великого города Кишинёва). Также в этом доме проживали профессор —  офтальмолог Курлов, (Курлов Иван Николаевич (1894-1959), доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Молдавской ССР, заслуженный врач РСФСР, заведующий кафедрой глазных болезней Кишинёвского медицинского института.

Запомнились фамилии: профессора-биологии М. Бурнашова; Вердеревские (Дмитрий Дмитриевич Вердеревский (род. 8 июля 1904, Ташкент — ум. 30 октября 1974, Кишинев) — советский ученый в области фитопатологии и иммунитета растений. Доктор сельскохозяйственных наук с 1944 года, профессор с 1945 года член-корреспондент АН Молдавской ССР с 1970 года, с их дочкой Наташей была знакома), Простосинские, Финагины. Всё это были очень культурные люди, вежливые, с которыми всегда было приятно и поздороваться, и пообщаться. Кстати, поскольку холодильников в это время почти ни у кого не было, то все пользовались погребом для хранения овощей и квашений. У нас тоже стояла там бочечка с квашеной капустой и ящик для картофеля. Никто не закрывал свои зимние запасы на замочки, всё было на доверии и честности…

В этом доме я жила с родителями, пока не вышла замуж за своего одноклассника. Его родители жили в доме по ул. Ленина, 158, теперь на месте этого дома выстроен Президентский Дворец или Президентура.

– Какую школу вы закончили и что сохранила память о ней?

В 1947 году я пошла в первый класс школы № 2 им. А.С. Пушкина, что находилась на ул. Могилёвской, затем ул. Берзарина.  В этом красивом здании до войны было Кишинёвское реальное училище. После очередного сильного землетрясения оно дало опасные трещины, было снесено и на его месте построили безликую коробку серого цвета, как каземат, ныне лицей им. А.С. Пушкина (в этом лицее первые два класса училась и моя внучка, Анечка Чухно). Наша школа была сначала женской, а с 8-го класса нам «добавили» мальчиков из других школ. Помню, как мне после 7-го класса за отличную учебу родители купили шикарный женский велосипед «Riga-20», очень красивый, перламутрово-зеленый. Я в тот же день научилась кататься.    В старших классах нашим главным развлечением по вечерам, после школы, стали поездки «кавалькадой» по улице Ленина до улицы Могилевской, где была наша школа, а затем – обратно. Движение транспорта было настолько незначительным, что мы целой вереницей могли разъезжать по центральной улице, затем по Гоголя до Садовой (теперь А. Матеевича.) В 1957 году мы, выпускники, шли встречать рассвет и кататься на лодках на Комсомольском озере… Кстати, когда рыли для него котлован, работал экскаватор и вручную трудились комсомольцы лопатой… Вывозили отрытую землю, как на самосвалах, так и на каруцах с волами… Мой отец, разговаривая с Брежневым, как корреспондент, сказал: «Встретились два века —  прошлое и настоящее…». Это понравилось Леониду Ильичу, сказал: «Вот, вот, так и назовите репортаж…».

– Что вы можете рассказать о городе школьных и студенческих времен, какие места, здания запомнились?

Поскольку я жила в центральной части города, где сосредоточены все учреждения, связанные с культурой, то и воспоминания связаны в основном с этими местами.

Хочу поделиться воспоминаниями, связанными с Соборным парком.  Когда мы приехали в Кишинёв, в Соборе еще проходили церковные службы. Впоследствии он был передан в ведение Министерства культуры, и там был создан Выставочный Зал, где проводились художественные выставки, а в колокольне, которая была взорвана, но затем вновь отстроена, раньше были спевки церковного хора, где под большим «секретом и страхом» принимали участие певцы из Госкомитета по ТВ и РВ.

Запомнилось также красное кирпичное трехэтажное здание Дома архиерея, с балконом, на котором читались проповеди для прихожан. Рассказывали свидетели того времени, что Архиерей вдруг, каким-то чудом, оказывался на службе в Соборе. Очевидно, был подземный проход, который вел прямо в собор… Возможно, он теперь зарыт… А дом архиерея снесли, когда стали строить Дом правительства… Собор со временем подвергся серьёзной реставрации — увеличили высоту БАРАБАНА (основа купола), также увеличили и сам купол, надстроили башенку, а над ней установили крест. Эту установку осуществляли с вертолёта, и мы наблюдали по ТВ эту сложную «операцию».

Парк Пушкина — главное место отдыха горожан был создан после приезда в Кишинёв царя Александра 1-го, в первой четверти 19-го столетия, в честь его и улица Московская была переименована в Александровскую. Я помню, что памятник Пушкину находился левее, возле старых акаций; несколько тумб, на которых свисали чугунные цепи, обрамлявшие каре вокруг памятника. Затем, когда была создана Аллея классиков литературы, бюст Пушкина был установлен в центре на красивой колонне и «к нему не зарастёт народная тропа»…

В наше время парк продолжает украшать замечательный фонтан, дающий прохладу в жаркие дни. Справа и слева от фонтана — знаменитые мраморные спящие львы, на которых сфотографированы, наверное, все дети Кишинёва…

В парке, справа от центрального входа, находилась летняя эстрада, где часто перед кишинёвцами выступали приезжие знаменитости и целые коллективы самодеятельности. Лозунг: «Культуру —  в массы» был не пустым звуком!  Эстрадная и народная музыка звучала, привлекая к себе отдыхающих. Люди целыми семьями рассаживались на лавочках и слушали прекрасные песни о любви, о Родине. В вихре кружились танцевальные коллективы в великолепных национальных костюмах с вышивкой и лентами. Недалеко от эстрады был отличный летний ресторан, увитый лозой дикого винограда. Белые скатерти на столиках и вежливое обслуживание, вкусная и недорогая еда, позволяли даже нам, молодым, посещать это милое заведение, где можно было и потанцевать. Слева от фонтана находился спортзал «Трудовые резервы», где молодёжь занималась спортом, ставила первые рекорды…

На углу парка в 1956-1957 годах был построен кинотеатр «Патрия». Его первым директором был Иосиф Фрейлихман, написавший впоследствии насколько детективных романов. Запомнила, что одним из первых фильмов, показанных в кинотеатре, был фильм «Ревизор», по пьесе Н.В. Гоголя, а в главную роль — Хлестакова великолепно сыграл актёр Игорь Горбачёв. Рядом с кинотеатром, на углу, находился ресторан, который впоследствии был превращён в столовую.

– Какой кишинёвский вуз вы закончили, на каком факультете учились?

После окончания школы я поступила в Кишинёвский Госуниверситет им. В.И. Ленина на экономический факультет. «Почему экономический — при вашей творческой, поэтической, артистической натуре?» Этот вопрос мне задавали сотни раз десятки людей, но не знаю до сих пор. Вернее всего, я толком не задумывалась, что это будет моей профессией, связанной с нелюбимыми цифрами. Будучи студентами, мы часто посещали кинотеатры «Патрия», «Бируинца», смотрели спектакли в театрах, ходили на концерты.  Запомнились концерты в Молдавской филармонии с участием знаменитостей: Эллы Фицжеральд, Джерри Скотт (английская эстрадная певица), всеми любимого Муслима Магомаева и, конечно, Марии Биешу.  Чтение стихов в исполнении Вячеслава Сомова, поэтов Эдуарда Асадова, Евгения Евтушенко вызывало восторг и было созвучно нашей любви к высокой Поэзии…

– Мы знаем о вашем личном знакомстве с любимым миллионами поэтом Евгением Евтушенко, расскажите о кишинёвской встрече с ним.

Евгений Александрович приезжал в Кишинёв с поэтическими концертами в июне 1988 года. Он выступал во дворце «Октомбрие». По просьбе моих сотрудников из НИИП, поэт пригласил меня на сцену, и я прочитала его великолепное стихотворение «Сватовство», посвященное мальчикам, ушедшим на фронт и не вернувшимся с войны. Поэт оценил мое выступление, сказал много добрых слов и подарил свой сборник «Пол-травиночки» с надписью: «Элеоноре Викторовне, лучшей исполнительнице моих стихов»

Спустя 20 лет эта история имела интересное продолжение, когда Евгений Александрович читал свои стихи перед студентами университета американского штата Мэриленд. В конце вечера к нему подошла моя внучка Анна Чухно и попросила подписать сборник «Прогулки по карнизу», напомнив ему о кишинёвском выступлении.

Поэт надписал книгу и сказал внучке: «Передай ей, что я запомнил её на всю жизнь!». В одном из писем он мне написал: «Спасибо, Эля, за Ваше доброе сердце. Постоянно чувствую Вашу поддержку…».

– Вы работали в «Обществе знания», когда оно располагалось на улице Искра (Букурешть).Не сомневаюсь, что там была возможность встречи с интересными людьми.

В 1966 году Молдову посетил Первый космонавт — Юрий Гагарин. Это событие было связано с празднованием 300-летия Кишинёва (правда, потом изменили дату основания города). Кроме всех официальных мероприятий, Юрий Алексеевич встретился с молодёжью города, посадил на память о приезде несколько деревьев, были установлены памятные таблички, которые со временем исчезли с Аллеи знаменитых людей, посетивших Кишинёв.

Мне посчастливилось также присутствовать на одном из первых концертов в Органном зале. Это был замечательный концерт с участием органистки Светланы Бодюл, которая проходила стажировку по классу органа в Париже. Шутники так и называли Органный Зал — «Собор Молдавской богодочери» (по аналогии с Собором Парижской богоматери), поскольку её отец был руководителем Республики Молдова. Конечно, этот современный орган, созданный в ГДР, нельзя сравнить с органом в Домском Соборе в Риге, (я была там на концерте). Но всё же в Кишинёве есть Органный зал, где проходят прекрасные музыкальные вечера…

– Когда живёшь в месте, которое нравится, которое любишь, всегда хочется сделать его лучше. Не с этим ли связано Ваше последнее увлечение?

Да, вы правы. После выхода на пенсию, моим увлечением, вернее, настоящей любовью — стала флористика — создание картин из природного материала — растений, лепестков цветов, травинок, соломки и др. Это, по существу, отпечаток природы, пропущенный через видение и душу художника-флориста. В течение почти трёх десятилетий я участвовала во всех выставках клуба флористов «Диана», посвященных знаменательным датам и юбилеям великих поэтов и писателей — Пушкина, Толстого, Тютчева, Есенина, Эминеску, Гоголя. В 2001 г. мне было присвоено звание — народный мастер РМ. На трёх персональных выставках были представлены более 100 моих работ-пейзажей. Множество моих работ находится в частных коллекциях любителей и ценителей флористики в Молдове, России, США и Франции. Как отзываются искусствоведы, в этих работах «…такая хорошая энергетика, душевная теплота, отражающая любовь к природе».

Каждую картину я сопровождаю стихотворением, написанным моим отцом:

 

Картины природы нам душу врачуют

И сил прибавляют, и радуют глаз,

Любите природу, как матерь родную,

В долгу мать-природа не будет у вас!

 

Считаю большой своей радостью и заслугой издание книги «Наследие», посвященной нашему роду и вышедшей к 100-летию отца. Задумывалась эта книга, как дань памяти родителям, а вышла как родословная, история нашей семьи с приведенным генеалогическим древом рода Мещеряковых, выходцев из России, связавших свою жизнь и судьбу с Молдовой. Более 100 фотографий из нашего семейного архива, некоторые документы использованы при создании книги и, конечно же, стихи. В неё вошли иллюстрации моих работ по флористике, что явилось её украшением.

eleonoroj-meshheryakovoj

Книга издана при содействии Центра русской культуры РМ (издатель – Дмитрий Николаев). Редактировала её писательница, Маэстро литературы РМ Алла Коркина.  На презентации книги, состоявшейся 28 августа 2010г. (в день 100-летия отца!) в Национальном музее истории и этнографии Молдовы, присутствовали журналисты — А.Юнко, Н. Торня, написавшие статьи об этом событии в газетах «Русское слово» и «Независимая Молдова».

Коллеги и друзья, члены клуба флористов «Диана» с букетами цветов поздравили меня и брата Валентина, прилетевшего с женой из Москвы на этот наш праздник. В своем выступлении Алла Коркина сказала, что эта книга-исповедь будет интересна, как живой документ эпохи.  «Прочитав рукопись, – отметила она, – я была потрясена. Замечательная семья с интереснейшей историей.  А какие талантливые стихи писали и пишут Мещеряковы!». Такой отзыв от поэта, члена Союза писателей СССР и Союза писателей Молдовы, дорого стоит!!!

Могу сказать, перефразируя слова известной песни «Под музыку Вивальди»,

 

Что жизнь была прекрасна

И вовсе не напрасна,

И мы в ней были счастливы

По мере наших сил…

 

Да, время было совсем другое.  Мы умели трудиться, радоваться малому, не желая большего, не завидуя тому, у кого оно было, старались наполнить душу, а не карманы, друзей заводили по родству душ, а не по интересам и выгоде…  Любили и уважали родителей, ценили всё хорошее и не оскверняли прошлое, хотя не всегда оно было безоблачным….

Записала Маргарита Щелчкова

Педагогическая конференция в Гагаузии

Гагаузия: «Мир! Дружба! Россия — Молдова»