in

Репортаж с известным флористом Элеонорой Мещеряковой

eleonoroj-meshheryakovoj

Скоро День города. У каждого кишинёвца – свой город Кишинёв. Свои улочки, свои соседи, своя уникальная судьба в этом городе. Но есть и то, что объединяет всех горожан. Предлагаем вниманию читателей репортаж с известным флористом, прожившем в Кишинёве почти всю свою сознательную жизнь и согласившемся рассказать о городе своего детства, о Кишинёве. Это Элеонора Мещерякова – экономист по профессии, художник-флорист, народный мастер Республики Молдова, член Республиканского клуба флористики «Диана» (три персональных выставки: в Театре оперы и балета, библиотеках города –  множество коллективных, в том числе, в библиотеке им. Ломоносова), мастер художественного чтения, поэтесса, печатает свои стихи на сайте Стихи.Ру

 

– Элеонора Викторовна, вы – частый гость «Ломоносовки», наш давний друг, в фонде библиотеки есть составленная вами и отредактированная Аллой Коркиной книга «Мещеряковы: наследие. Семейный альбом», издания 2010 года. Мы знаем, что вас, с братом Валентином, привезли в Кишинёв ребенком. Расскажите о ваших родителях, где они работали?

Мне было шесть лет, когда папа, вскоре после войны, перевёз нас из Мурманска на своё новое место работы – в Молдавию. Папа – Мещеряков Виктор Тихонович, журналист-газетчик, сотрудник газеты «Полярная Правда», во время ВОВ был корреспондентом Совинформбюро по Мурманску и Мурманской области, участник обороны Советского Заполярья.  Он был в меру строгим, очень ответственным, но всегда занятым на работе. Из типографии (пока не выпустят газету после его подписи: «В свет!») возвращался иногда под утро. Интересен тот факт, что ему, как журналисту, в Москве предложили на выбор два места работы — в Крыму (Симферополь) или Прибалтике. Сказали, чтобы он подумал. А в гостинице, в одном с ним номере, оказался житель Молдавии, который, выставив дары – вино, орехи, яблоки, стал рассказывать о своём родном крае, о его красотах и преимуществах по сравнению с Прибалтикой или разрушенным Крымом. И папа наутро спросил: «А в Молдавию можно?» Ему ответили: «Пожалуйста!». Так была решена судьба, где нам жить, работать… и умирать.

В Кишинёве отец был заместителем главного редактора газеты «Советская Молдавия», которая являлась центральным органом печати КП Молдавии. Его назначение на эту должность подписывал Л И. Брежнев. Мне запомнились фамилии сотрудников газеты, при которых работал отец: Батов, Зверев, Калиновский, Язловецкий, Качанов…

На месте теперешнего Дома печати раньше находилось одноэтажное здание редакции, затем это небольшое здание было снесено и на его месте возвели многоэтажное, в котором теперь сосредоточены несколько редакций кишинёвских газет.

Мама, Абакумова Анна Михайловна, педагог-дошкольник, работала воспитателем в детском саду.  По натуре она была лирик и романтик, с необыкновенно тонкой душой, но крепким внутренним стержнем. Трудилась с утра до вечера, создавая в доме уют, тепло, атмосферу возвышенного романтизма, знала много романсов и стихов, которые запомнились моим подругам-сокурсницам… И я многие стихи и романсы помню с её голоса. Поскольку мы уезжали на юг, где должно быть тепло, по сравнению с Крайним Севером, мама раздарила почти все тёплые вещи соседям и родным.  А оказались в декабре 1945 года в холодной, бесснежной Молдавии, полуразрушенном Кишинёве… Первое место нашего проживания, которое было предоставлено редакцией газеты «Советская Молдавия», –  это квартира в доме на углу улиц Жуковского и Фрунзе.  Два квартала от центральной улицы Ленина (ныне бульвар Штефана Великого). В доме жили ещё три семьи, у которых летом вся жизнь проходила во дворе: варка повидла в медном тазу, запекание овощей на костре, отдых на самодельных раскладушках-козлах. Всё было у всех на виду, доброжелательно, без неприязни и зависти, с умением делиться радостями и горестями, и рецептами приготовления особой выпечки, фаршированной куриной грудки и рыбы-фиш… Под окнами тарахтел трамвай. В городе было всего три трамвайных маршрута: по центральной улице Ленина, по Армянской и по Фрунзе. Мы прожили в этом доме два года. В настоящее время в нём располагается Федерация Молдавского футбола. Наша семья жила и на Садовой, пока не отремонтировали квартиру на Ленина 148. Но я помню «Пожарку» — клуб пожарной части, что находилась возле водокачки (эту башню также надстроили, реставрировали и там был Музей с показом Кишинёва «с птичьего полёта»). Мы бегали в «Пожарку» смотреть кинофильмы. А напротив, где вход в ЦПКиО, раньше была чья-то усадьба, разрушенная временем и войной. Моя мама ходила туда погулять, и её подруга называла это место — «имение графини Мещерской». После все расчистили от развалин и на этом месте — памятник Дойне и Иону Теодоровичам.

Рядом с домом, где мы временно жили, был довольно большой участок, огороженный красивым забором, а в глубине был хороший дом (румынской постройки), где проживал Леонид Ильич Брежнев с семьёй. У него во дворе обитали павлины, которые иногда истошно кричали, раздражая соседей. Рядом с ним находится здание, где сразу после войны был Радиокомитет Молдавии и первым его Председателем был Шинкарюк Герасим… Затем в этом помещении располагался Комитет по стандартизации. Сейчас там какие-то фирменные службы…

Ещё на Садовой находилась Академия наук МССР.  После постройки нового здания для Академии — это старое также подверглось разрухе, так что даже деревья повырастали… Рядом находилось здание Правительства и Верховного Совета — теперь там Институт искусств Молдовы.

Отдельно хочу рассказать о доме на проспекте Ленина, 148. Квартира № 12 на третьем этаже была предоставлена отцу по возвращении из города Бендеры, где он несколько лет работал редактором газеты. Окна нашей квартиры, (пятое и шестое, если считать от угла улицы Гоголя) выходили на улицу Ленина. В ней до нас проживал Константин Устинович Черненко (советский партийный и государственный деятель), отозванный затем на работу в Москву. Дом и сейчас находится в самом центре Кишинёва, напротив памятника Штефану Великому, сейчас в нем располагается Муниципальная библиотека им. Б.П. Хашдеу. Известно, что дом был изначально двухэтажным, в нём была гостиница, в которой в 20-е годы прошлого столетия останавливался французский писатель Ромен Роллан, написавший в прессе статью о Татарбунарском восстании. В память об этом, на доме была воздвигнута мемориальная мраморная доска с барельефом писателя.  Затем его заменили барельефом митрополита Бэнулеску-Бодони, в честь которого назвали улицу, ранее носившую имя Н.Гоголя. После войны этот полуразрушенный дом был восстановлен и надстроен третий этаж. Запомнила пленных немцев, которые трудились на этой стройке… Интересен тот факт, что вначале, после восстановления дома, еще до того, как мы стали жить в нем, почти весь первый этаж был занят под ресторан. Конечно, допоздна гремела танцевальная музыка, вызывавшая недовольство жильцов, в основном, профессорско-преподавательского состава, вследствие чего вместо ресторана была организована библиотека.

eleonoroj-meshheryakovoj

В читальный зал вход был со стороны пр. Ленина. В нем всегда было очень уютно, ковровые дорожки на полу приглушали звуки шагов, настольные лампы освещали столы. Была атмосфера какой-то возвышенной одухотворённости, что настраивало на работу с книгами и журналами. Я часто там готовилась к сочинениям, пользуясь литературой, предложенной работниками библиотеки. Вход в абонемент, где можно было взять книги домой, находился во дворе, рядом с подъездом, где мы жили. У людей был такой интерес к чтению, что часто выстраивалась очередь из читателей… Поскольку еще в городе не было центрального отопления, в нашем дворе находилась кочегарка и рядом с входом на абонемент был погреб, куда сгружали уголь для отопления дома. Часто читатели, в ожидании своей очереди, сидели на крышке этого погреба. Я наблюдала за этим из окна кухни, ожидая, когда будет поменьше народа, чтобы вынести мусор или вывесить во дворе постиранное бельё.

Соседи по дому были все из культурной среды. С нами в подъезде жила семья профессора химии А.В.Аблова, с их старшей дочкой Майей я училась в одном классе. Рядом жил профессор-почвовед И.И Канивец, ниже этажом — кинорежиссер Израилев. (Михаил Маркович (Моисей Менделевич) Израилев (24 июля 1913, Киев — 25 апреля 1992, Кишинёв) — советский кинорежиссёр, заслуженный деятель искусств Молдавской ССР (1969)

На первом этаже была квартира министра культуры Лазарева (Артём Маркович Лазарев (30 октября 1914, Каменка, Подольская губерния, Российская империя — 15 апреля 1999, Кишинёв, Республика Молдова) — советский партийный и государственный деятель, действительный член Академии наук Молдавской ССР (1976), председатель Верховного Совета Молдавской ССР (1971-1980).

В 1953—1963 гг. — министр культуры Молдавской ССР, в этот период были открыты Молдавский театр оперы, балета и драмы имени А. С. Пушкина, республиканский молодёжный молдавский театр «Лучафэрул», открыт скульптурный комплекс Аллея Классиков в парке им. Штефана Великого города Кишинёва). Также в этом доме проживали профессор —  офтальмолог Курлов, (Курлов Иван Николаевич (1894-1959), доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Молдавской ССР, заслуженный врач РСФСР, заведующий кафедрой глазных болезней Кишинёвского медицинского института.

Запомнились фамилии: профессора-биологии М. Бурнашова; Вердеревские (Дмитрий Дмитриевич Вердеревский (род. 8 июля 1904, Ташкент — ум. 30 октября 1974, Кишинев) — советский ученый в области фитопатологии и иммунитета растений. Доктор сельскохозяйственных наук с 1944 года, профессор с 1945 года член-корреспондент АН Молдавской ССР с 1970 года, с их дочкой Наташей была знакома), Простосинские, Финагины. Всё это были очень культурные люди, вежливые, с которыми всегда было приятно и поздороваться, и пообщаться. Кстати, поскольку холодильников в это время почти ни у кого не было, то все пользовались погребом для хранения овощей и квашений. У нас тоже стояла там бочечка с квашеной капустой и ящик для картофеля. Никто не закрывал свои зимние запасы на замочки, всё было на доверии и честности…

В этом доме я жила с родителями, пока не вышла замуж за своего одноклассника. Его родители жили в доме по ул. Ленина, 158, теперь на месте этого дома выстроен Президентский Дворец или Президентура.

– Какую школу вы закончили и что сохранила память о ней?

В 1947 году я пошла в первый класс школы № 2 им. А.С. Пушкина, что находилась на ул. Могилёвской, затем ул. Берзарина.  В этом красивом здании до войны было Кишинёвское реальное училище. После очередного сильного землетрясения оно дало опасные трещины, было снесено и на его месте построили безликую коробку серого цвета, как каземат, ныне лицей им. А.С. Пушкина (в этом лицее первые два класса училась и моя внучка, Анечка Чухно). Наша школа была сначала женской, а с 8-го класса нам «добавили» мальчиков из других школ. Помню, как мне после 7-го класса за отличную учебу родители купили шикарный женский велосипед «Riga-20», очень красивый, перламутрово-зеленый. Я в тот же день научилась кататься.    В старших классах нашим главным развлечением по вечерам, после школы, стали поездки «кавалькадой» по улице Ленина до улицы Могилевской, где была наша школа, а затем – обратно. Движение транспорта было настолько незначительным, что мы целой вереницей могли разъезжать по центральной улице, затем по Гоголя до Садовой (теперь А. Матеевича.) В 1957 году мы, выпускники, шли встречать рассвет и кататься на лодках на Комсомольском озере… Кстати, когда рыли для него котлован, работал экскаватор и вручную трудились комсомольцы лопатой… Вывозили отрытую землю, как на самосвалах, так и на каруцах с волами… Мой отец, разговаривая с Брежневым, как корреспондент, сказал: «Встретились два века —  прошлое и настоящее…». Это понравилось Леониду Ильичу, сказал: «Вот, вот, так и назовите репортаж…».

– Что вы можете рассказать о городе школьных и студенческих времен, какие места, здания запомнились?

Поскольку я жила в центральной части города, где сосредоточены все учреждения, связанные с культурой, то и воспоминания связаны в основном с этими местами.

Хочу поделиться воспоминаниями, связанными с Соборным парком.  Когда мы приехали в Кишинёв, в Соборе еще проходили церковные службы. Впоследствии он был передан в ведение Министерства культуры, и там был создан Выставочный Зал, где проводились художественные выставки, а в колокольне, которая была взорвана, но затем вновь отстроена, раньше были спевки церковного хора, где под большим «секретом и страхом» принимали участие певцы из Госкомитета по ТВ и РВ.

Запомнилось также красное кирпичное трехэтажное здание Дома архиерея, с балконом, на котором читались проповеди для прихожан. Рассказывали свидетели того времени, что Архиерей вдруг, каким-то чудом, оказывался на службе в Соборе. Очевидно, был подземный проход, который вел прямо в собор… Возможно, он теперь зарыт… А дом архиерея снесли, когда стали строить Дом правительства… Собор со временем подвергся серьёзной реставрации — увеличили высоту БАРАБАНА (основа купола), также увеличили и сам купол, надстроили башенку, а над ней установили крест. Эту установку осуществляли с вертолёта, и мы наблюдали по ТВ эту сложную «операцию».

Парк Пушкина — главное место отдыха горожан был создан после приезда в Кишинёв царя Александра 1-го, в первой четверти 19-го столетия, в честь его и улица Московская была переименована в Александровскую. Я помню, что памятник Пушкину находился левее, возле старых акаций; несколько тумб, на которых свисали чугунные цепи, обрамлявшие каре вокруг памятника. Затем, когда была создана Аллея классиков литературы, бюст Пушкина был установлен в центре на красивой колонне и «к нему не зарастёт народная тропа»…

В наше время парк продолжает украшать замечательный фонтан, дающий прохладу в жаркие дни. Справа и слева от фонтана — знаменитые мраморные спящие львы, на которых сфотографированы, наверное, все дети Кишинёва…

В парке, справа от центрального входа, находилась летняя эстрада, где часто перед кишинёвцами выступали приезжие знаменитости и целые коллективы самодеятельности. Лозунг: «Культуру —  в массы» был не пустым звуком!  Эстрадная и народная музыка звучала, привлекая к себе отдыхающих. Люди целыми семьями рассаживались на лавочках и слушали прекрасные песни о любви, о Родине. В вихре кружились танцевальные коллективы в великолепных национальных костюмах с вышивкой и лентами. Недалеко от эстрады был отличный летний ресторан, увитый лозой дикого винограда. Белые скатерти на столиках и вежливое обслуживание, вкусная и недорогая еда, позволяли даже нам, молодым, посещать это милое заведение, где можно было и потанцевать. Слева от фонтана находился спортзал «Трудовые резервы», где молодёжь занималась спортом, ставила первые рекорды…

На углу парка в 1956-1957 годах был построен кинотеатр «Патрия». Его первым директором был Иосиф Фрейлихман, написавший впоследствии насколько детективных романов. Запомнила, что одним из первых фильмов, показанных в кинотеатре, был фильм «Ревизор», по пьесе Н.В. Гоголя, а в главную роль — Хлестакова великолепно сыграл актёр Игорь Горбачёв. Рядом с кинотеатром, на углу, находился ресторан, который впоследствии был превращён в столовую.

– Какой кишинёвский вуз вы закончили, на каком факультете учились?

После окончания школы я поступила в Кишинёвский Госуниверситет им. В.И. Ленина на экономический факультет. «Почему экономический — при вашей творческой, поэтической, артистической натуре?» Этот вопрос мне задавали сотни раз десятки людей, но не знаю до сих пор. Вернее всего, я толком не задумывалась, что это будет моей профессией, связанной с нелюбимыми цифрами. Будучи студентами, мы часто посещали кинотеатры «Патрия», «Бируинца», смотрели спектакли в театрах, ходили на концерты.  Запомнились концерты в Молдавской филармонии с участием знаменитостей: Эллы Фицжеральд, Джерри Скотт (английская эстрадная певица), всеми любимого Муслима Магомаева и, конечно, Марии Биешу.  Чтение стихов в исполнении Вячеслава Сомова, поэтов Эдуарда Асадова, Евгения Евтушенко вызывало восторг и было созвучно нашей любви к высокой Поэзии…

– Мы знаем о вашем личном знакомстве с любимым миллионами поэтом Евгением Евтушенко, расскажите о кишинёвской встрече с ним.

Евгений Александрович приезжал в Кишинёв с поэтическими концертами в июне 1988 года. Он выступал во дворце «Октомбрие». По просьбе моих сотрудников из НИИП, поэт пригласил меня на сцену, и я прочитала его великолепное стихотворение «Сватовство», посвященное мальчикам, ушедшим на фронт и не вернувшимся с войны. Поэт оценил мое выступление, сказал много добрых слов и подарил свой сборник «Пол-травиночки» с надписью: «Элеоноре Викторовне, лучшей исполнительнице моих стихов»

Спустя 20 лет эта история имела интересное продолжение, когда Евгений Александрович читал свои стихи перед студентами университета американского штата Мэриленд. В конце вечера к нему подошла моя внучка Анна Чухно и попросила подписать сборник «Прогулки по карнизу», напомнив ему о кишинёвском выступлении.

Поэт надписал книгу и сказал внучке: «Передай ей, что я запомнил её на всю жизнь!». В одном из писем он мне написал: «Спасибо, Эля, за Ваше доброе сердце. Постоянно чувствую Вашу поддержку…».

– Вы работали в «Обществе знания», когда оно располагалось на улице Искра (Букурешть).Не сомневаюсь, что там была возможность встречи с интересными людьми.

В 1966 году Молдову посетил Первый космонавт — Юрий Гагарин. Это событие было связано с празднованием 300-летия Кишинёва (правда, потом изменили дату основания города). Кроме всех официальных мероприятий, Юрий Алексеевич встретился с молодёжью города, посадил на память о приезде несколько деревьев, были установлены памятные таблички, которые со временем исчезли с Аллеи знаменитых людей, посетивших Кишинёв.

Мне посчастливилось также присутствовать на одном из первых концертов в Органном зале. Это был замечательный концерт с участием органистки Светланы Бодюл, которая проходила стажировку по классу органа в Париже. Шутники так и называли Органный Зал — «Собор Молдавской богодочери» (по аналогии с Собором Парижской богоматери), поскольку её отец был руководителем Республики Молдова. Конечно, этот современный орган, созданный в ГДР, нельзя сравнить с органом в Домском Соборе в Риге, (я была там на концерте). Но всё же в Кишинёве есть Органный зал, где проходят прекрасные музыкальные вечера…

– Когда живёшь в месте, которое нравится, которое любишь, всегда хочется сделать его лучше. Не с этим ли связано Ваше последнее увлечение?

Да, вы правы. После выхода на пенсию, моим увлечением, вернее, настоящей любовью — стала флористика — создание картин из природного материала — растений, лепестков цветов, травинок, соломки и др. Это, по существу, отпечаток природы, пропущенный через видение и душу художника-флориста. В течение почти трёх десятилетий я участвовала во всех выставках клуба флористов «Диана», посвященных знаменательным датам и юбилеям великих поэтов и писателей — Пушкина, Толстого, Тютчева, Есенина, Эминеску, Гоголя. В 2001 г. мне было присвоено звание — народный мастер РМ. На трёх персональных выставках были представлены более 100 моих работ-пейзажей. Множество моих работ находится в частных коллекциях любителей и ценителей флористики в Молдове, России, США и Франции. Как отзываются искусствоведы, в этих работах «…такая хорошая энергетика, душевная теплота, отражающая любовь к природе».

Каждую картину я сопровождаю стихотворением, написанным моим отцом:

 

Картины природы нам душу врачуют

И сил прибавляют, и радуют глаз,

Любите природу, как матерь родную,

В долгу мать-природа не будет у вас!

 

Считаю большой своей радостью и заслугой издание книги «Наследие», посвященной нашему роду и вышедшей к 100-летию отца. Задумывалась эта книга, как дань памяти родителям, а вышла как родословная, история нашей семьи с приведенным генеалогическим древом рода Мещеряковых, выходцев из России, связавших свою жизнь и судьбу с Молдовой. Более 100 фотографий из нашего семейного архива, некоторые документы использованы при создании книги и, конечно же, стихи. В неё вошли иллюстрации моих работ по флористике, что явилось её украшением.

eleonoroj-meshheryakovoj

Книга издана при содействии Центра русской культуры РМ (издатель – Дмитрий Николаев). Редактировала её писательница, Маэстро литературы РМ Алла Коркина.  На презентации книги, состоявшейся 28 августа 2010г. (в день 100-летия отца!) в Национальном музее истории и этнографии Молдовы, присутствовали журналисты — А.Юнко, Н. Торня, написавшие статьи об этом событии в газетах «Русское слово» и «Независимая Молдова».

Коллеги и друзья, члены клуба флористов «Диана» с букетами цветов поздравили меня и брата Валентина, прилетевшего с женой из Москвы на этот наш праздник. В своем выступлении Алла Коркина сказала, что эта книга-исповедь будет интересна, как живой документ эпохи.  «Прочитав рукопись, – отметила она, – я была потрясена. Замечательная семья с интереснейшей историей.  А какие талантливые стихи писали и пишут Мещеряковы!». Такой отзыв от поэта, члена Союза писателей СССР и Союза писателей Молдовы, дорого стоит!!!

Могу сказать, перефразируя слова известной песни «Под музыку Вивальди»,

 

Что жизнь была прекрасна

И вовсе не напрасна,

И мы в ней были счастливы

По мере наших сил…

 

Да, время было совсем другое.  Мы умели трудиться, радоваться малому, не желая большего, не завидуя тому, у кого оно было, старались наполнить душу, а не карманы, друзей заводили по родству душ, а не по интересам и выгоде…  Любили и уважали родителей, ценили всё хорошее и не оскверняли прошлое, хотя не всегда оно было безоблачным….

Записала Маргарита Щелчкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.

Педагогическая конференция в Гагаузии

Гагаузия: «Мир! Дружба! Россия — Молдова»