in

Сергей Есенин на пароходе «БЕССАРАБИЯ»

В 19 лет Есенину захотелось побывать в Крыму.  «Там море, туда приезжал Пушкин и воспел Тавриду, там бывали многие именитые писатели и поэты…» – так говорил молодой поэт. И, вспоминая «Путешествие Онегина», шептал…

 

Прекрасны вы, брега Тавриды,

Когда вас видишь с корабля

При свете утренней Киприды,

Как вас впервой увидел я;

Вы мне предстали в блеске брачном:

На небе синем и прозрачном

Сияли груды ваших гор,

Долин, деревьев, сел узор

Разостлан был передо мною.

А там, меж хижинок татар…

Какой во мне проснулся жар!

Какой волшебною тоскою

Стеснялась пламенная грудь!..

 

Ему так хотелось самому увидеть брега Тавриды пушкинским взором – с корабля в море… И это вскоре случилось. Но об этой поездке и ныне мало что известно. Поэтому каждый новый факт, каждое предположение заслуживают внимания.

Ранним утром 18 июля 1914 года Сергей Есенин прибыл поездом из Москвы в Севастополь и там впервые увидел море. Город, море – очаровывали на каждом шагу. На открытке с видами города он сообщил отцу: «Дорогой папаша! Я в Севастополе. Дорога была чудная. Места прекрасны. Только солнце встает и садится здесь по-иному. Не могу понять, где наша сторона. Сейчас пойду гулять к морю с 9 часов утра до 2-х часов дня, а потом еду в Ялту.  Севастополь мне очень нравится, особенно у набережной, где памятник Нахимову». Почтовая контора тогда находилась на Приютинской улице (ныне – улица Пушкина). Но, возможно, Есенин воспользовался услугами нового почтамта, расположенного на улице Почтовой (ныне – улица Ушинского). Тут в июле 1914 года заработали новая почтово-телеграфная контора и телефонная станция.

Свыше 25 веков назад у описанной поэтом набережной располагался город-порт Херсонес.  С 1783 года – это уже новый город-порт Севастополь. И ныне самая красивая часть города – центральная. Это площадь адмирала Нахимова. Тут сходятся улица Ленина, Приморский бульвар и Графская пристань. Улица Ленина – это бывшая самая старая улица города (Балаклавская дорога, Адмиралтейская, Екатерининская). Этим местом и любовался Есенин после прибытия на вокзал города. Одноэтажный вокзал располагался  у тупика станции Крымской железной дороги. Он был открыт в 1875 году. Поскольку Есенин  сразу отправился отсюда на пристань, то, очевидно, он где-то останавливался, оставлял свои вещи на время прогулок по Севастополю.

Уже после 2 часов дня Есенин отправился в Ялту с Графской пристани на пароходе «Бессарабия» («Солнце в Севастополе встает и садится по- иному – Сергей Есенин». FederalSity. 2022 ). Данных об этом пароходе нет. Возможно, речь идет о буксирно-пассажирском пароходе «Бессарабец» («Бессарабия»). Он был построен в Германии, на верфях в Киле в 1891 году и тогда же приписан в порт Одессы. В 1921 году прошел капремонт.  В 1923 – столкнулся с подводной лодкой и затонул. Поднят. Использовался до 1927 года. Экипаж – 17 человек. Скорость – 22, 2 км/час. На борт брал 10 пассажиров первого класса, 19 – второго и 150 – третьего класса. Что же до Графской пристани, то она носит имя командующего Севастопольской эскадрой и Черноморским флотом в 1789-1790 годах, когда граф причаливал тут, возвращаясь со своего хутора на Северной стороне. До 1925 года ее называли Екатерининской. Красивая пристань была сооружена из инкерманского камня в 1846 году как парадный вход в Севастополь. Она радует всех и сегодня.

19 июля Есенин был уже в Ялте. Отсюда пишет отцу: ««Дорогой папаша! Я расположился в Ялте как нельзя лучше. У окон моей комнаты расстилается море, а за воротами дома чудные и величественные горы. Житье здесь славное и недорогое, а за работу примусь послезавтра. Дорога была не из приятных. Когда вышли из Севастополя, в нас хотели стрелять из миноносца. Все вышло по недоразумению. Наш капитан не ответил на три сигнальные выстрела. Был ветер, на море волны, и не было слышно. Пока все хорошо. Комната 10 рублей».

Адрес приписан сбоку справа: «Массандровская ул., д. 34, кв. 4», а слева еще одна приписка: «Квартира хорошая». Квартира располагалась на втором этаже и, действительно, была хорошей. Центр города, рядом набережная, пляж, море… Теперь это улица Дражинского, 30. По одним сведениям, это был дом потомственного почетного гражданина Е. Л. Голдырева, построенный на рубеже веков. По другим, Есенин жил в доме купца второй гильдии Н. М. Липранди на Екатерининской улице. В те годы город растянулся улицами, в том числе и мощеными, на 32 версты – от Ливадии до Массандры. В нем проживало 30 тысяч человек. Окутанный вниманием царей, он быстро развивался. Всюду каменные дома, деревья, фонари. В 1890 году появился каменный мол, в 1908 – башня маяка, сохранившаяся до наших дней. Но местный флот состоял только из двух паровых катеров – «Петра» и «Василия». Круизы по морю шли из Одессы. Есенин любил прогуливаться по Александровской набережной, бывшей почтовой дороге, которой архитекторы уже придали иллюзию борта прекрасного корабля. В то время почтово-мальпостная станция и контора находились на склоне Поликуровского холма – на углу улиц Почтовая и Массандровская, в казенном доме у гостиницы «Эдинбург». Отсюда Есенин и отправлял открытки отцу в Москву.

Но, 20 июля, Германия объявила войну России. В стране введено военное положение, объявлена всеобщая мобилизация. На российских рубежах задышала кровавая Первая мировая война.

Приняться за работу – читать стихи, чтобы улучшить свое материальное положение было уже непросто. Город закрыт. Публика в срочном порядке потянулась на север. На грани отчаяния Есенин сообщил отцу: «Дорогие родители! Кланяюсь я вам и желаю всего хорошего. Папаша! Письмо я твое получил. Ты пишешь, когда я приеду в Москву, я готовлюсь ехать каждый день. Оставаться в Ялте опасно, все бегут. Вследствие объявленного военного положения в Севастополе тут жить нельзя. Я бы и сейчас уехал, да нельзя. Все приостановлено. Теперь найму автомобиль до Симферополя со своими товарищами и поедем в Москву. Дела очень плохи. Никуда нельзя съездить. Почта большие пакеты не принимает. Я только выручил себя на стихах в ялтинской газете. 30 к(оп.) за строчку. Кругом паника. Недавно я выступал здесь на одном вечере. Читал свои стихи. Заработал 35 рублей. Только брал напрокат сюртук, брюки и башмаки, заплатил 7 рублей.

Остальные дела ни шиша не стоют. Больше не пиши. Скоро буду в Москве.

Любящий сын Сергей Есенин.

Больше никуда никогда не поеду, кроме Питера и Москвы. Тоска ужасная. Так и хочется плакать».

В Ялте в те годы выходило немало газет. С 1 сентября 1909 по 12 января 1916 года издавался «Ялтинский вестник» на 2-8 полосах. С 1912 – он имел приложение «Ялтинский курьер». Редакторами были Н. Р. Масленников и Н. Е. Олевицкий. Но, говорят, что ни в одной местной газете не найдены напечатанными стихи Есенина. Нет в этих газетах и ни одной строчки о его пребывании в Севастополе, в Ялте в 1914 году.

Только в 1946 году в журнале «Огонёк» увидело свет его стихотворение «Батум», написанное в 1924 году. Оно наиболее близко передает и те чувства, которые испытывал молодой Есенин, впервые увидевший Крым и море в 1914 году.

 

Корабли плывут
В Константинополь.
Поезда уходят на Москву.
От людского шума ль
Иль от скопа ль
Каждый день я чувствую
Тоску.

 

Далеко я,
Далеко заброшен,
Даже ближе
Кажется луна.
Пригоршнями водяных горошин
Плещет черноморская
Волна.

 

Каждый день
Я прихожу на пристань,
Провожаю всех,
Кого не жаль,
И гляжу все тягостней
И пристальней
В очарованную даль.

 

Может быть, из Гавра
Иль Марселя
Приплывет
Луиза иль Жаннет,
О которых помню я
Доселе,
Но которых
Вовсе – нет.

 

Запах моря в привкус
Дымно-горький,
Может быть,
Мисс Митчел
Или Клод
Обо мне вспомянут
В Нью-Йорке,
Прочитав сей вещи перевод.

 

Все мы ищем
В этом мире буром
Нас зовущие
Незримые следы.
Не с того ль,
Как лампы с абажуром,
Светятся медузы из воды?

 

Оттого
При встрече иностранки
Я под скрипы
Шхун и кораблей
Слышу голос
Плачущей шарманки
Иль далекий
Окрик журавлей.

 

Не она ли это?
Не она ли?
Ну да разве в жизни
Разберешь?
Если вот сейчас ее
Догнали
И умчали
Брюки клёш.

 

Каждый день
Я прихожу на пристань,
Провожаю всех,
Кого не жаль,
И гляжу все тягостней
И пристальней
В очарованную даль.

 

А другие здесь
Живут иначе.
И недаром ночью
Слышен свист, –
Это значит,
С ловкостью собачьей
Пробирается контрабандист.

 

Пограничник не боится
Быстри.
Не уйдет подмеченный им
Враг,
Оттого так часто
Слышен выстрел
На морских, соленых
Берегах.

 

Но живуч враг,
Как ни вздынь его,
Потому синеет
Весь Батум.
Даже море кажется мне
Индиго
Под бульварный
Смех и шум.

 

А смеяться есть чему
Причина.
Ведь не так уж много
В мире див.
Ходит полоумный
Старичина,
Петуха на темень посадив.

 

Сам смеясь,
Я вновь иду на пристань,
Провожаю всех,
Кого не жаль,
И гляжу все тягостней
И пристальней
В очарованную даль.

 

Лишь к середине августа Есенин вернулся в Москву. А в первых числах июня 1916 года он совершил небольшое, но столь радостное и дорогое для нас путешествие по Северной Бессарабии.

Виктор Кушниренко,

историк литературы

 

Д.Танасоглу и развитие гагаузского музыкального искусства

Летняя «ЭЛЕГИЯ»