(Памяти Народного артиста РМ Сергея Тиранина)
9 октября 2020 года ушел из жизни Народный артист Республики Молдова, кавалер Ордена «Gloria Muncii», лауреат Национальной театральной премии «Чайка», Лауреат Есенинской премии Сергей Александрович Тиранин.

Сергей Александрович был не только замечательным драматическим артистом, создавшим многоликую череду из сотни непохожих образов, педагогом, но и блестящим чтецом, более 40 лет страстно пропагандирующим великую русскую поэзию (среди его любимейших авторов – А. Пушкин, С. Есенин, Н. Гумилев), а также – самобытным художником с оригинальной живописной манерой и виденьем мира.

Не будет преувеличением сказать, что он был романтиком, остро ощущающим конфликт между мечтой и действительностью. Мечтатель, постоянно ставящий в своем воображении планку, до которой надо дотянуться, высоту, которую надо взять. Сочетание яркого воображения с умением фиксировать возникающие образы, а затем воплощать их в реальность – главная особенность его натуры. Он был человек действия, активного, даже жадного желания постигнуть пределы возможностей земного бытия. Что ему абсолютно чуждо, так это прекраснодушие Манилова и пассивная рефлексия Обломова. Поэтому ему вряд ли было бы интересно воплощать на сцене эти классические образчики пустых бездейственных грёз. Он не из тех, кто ждал, что вот приплывет сказочный корабль с алыми парусами и все мгновенно изменится – он своими руками, по бревнышку строил плот, прилаживал к нему ветрило и пускался в увлекательное плавание по волнам познания и творчества. Поэтому его заветные желания имели обыкновение сбываться. Мечтал увидеть Париж – и увидел. Казалось бы, откуда у бедного советского артиста деньги на такую дорогущую поездку, а вот подишь ты – сбылось. Просто мечтать надо правильно: не сложа руки, а распустив крылья, устремляя свой дух ввысь. Недаром с юности его девизом был: «Через тернии – к звездам».

А начиналось все с военной романтики, когда, подражая своему любимому киногерою В.И.Чапаеву, он стремился стать сильным, непобедимым, отважным, потому и поступил в Куйбышевское высшее Суворовское училище в 1944 году. Это, кстати, был единственный гвардейский выпуск с 10-летним сроком обучения, потом перешли на 7-летнее. Училище сформировало мужской характер: добиваться поставленной цели, пренебрегая опасностью, преодолевая препятствия; закалило тело, выработало волевые качества и привычку к методичному ежедневному труду. Здесь же проявился его творческий интерес к живописи (писал – под пристальным вниманием руководителя 3-х годичной художественной студии, ученика самого И.Е.Репина, талантливого педагога И.П.Сафронова – портреты однокашников-курсантов) и звучащему поэтическому слову. Сергею опять-таки повезло с учителем: им оказался одаренный артист Куйбышевского академического театра В.П.Федоров, научивший своего подопечного доносить в стихе мысль, чувствовать ритм, внутреннюю мелодику «лучших слов в лучшем порядке» (по определению А.С.Пушкина).

Сергей в юности и сам пытался рифмовать. Вероятно, что-то получалось, раз удостоился похвалы Геннадия Шпаликова, к тому времени уже известного поэта и сценариста, к которому, после службы в армии, специально ездил в Москву. Но окончательный выбор профессии был сделан им все же в пользу актёрства (еще в Суворовском получил прозвище «артист» за живость характера, умение петь строевые песни и строить забавные рожицы, смешившие товарищей).

В начале 60-х Сергей успешно закончил обучение в театральной студии при родном Куйбышевском (ныне Самарском) академическом театре им. М.Горького (мастер курса – народный артист СССР Петр Монастырский).

Получив диплом, профессиональный опыт нарабатывал в театральных коллективах Сызрани, Костромы, Ставрополя, Волгограда. В Кишинёв прибыл в 1968 году по приглашению тогдашнего главрежа «чеховского» И.С.Петровского с солидным репертуарным списком, в котором среди прочих значилась роль Шута в шекспировском «Лире», Мурзавецкого в «Волках и овцах» А.Н.Островского, Шприха в лермонтовском «Маскараде». То, что он перерос рамки амплуа острохарактерного актера, с годами стало очевидно. Ему доступны были практически все жанры: от легкой комедии и фарса до глубокой психологической драмы и трагедии. И подтверждение тому – многоликая череда из полутора сотен непохожих сценических образов. Среди самых ярких его созданий такие разноплановые роли как актер бродячей труппы благородный Бенволио («Убийство Гонзаго» Н.Йорданова), несчастный отец граф Глостер («Король Лир» У.Шекспира), разочарованный в жизни и язвительный доктор Чебутыкин («Три сестры») и преданный крепостной слуга Фирс («Вишневый сад») Чехова, недотепа Мечеткин («Прошлым летом в Чулимске» А.Вампилова), лорд Берли («Мария Стюарт» Ф.Шиллера), мелкий жулик и авантюрист Сол Бозо («Дорогая Памела» Д.Патрика), чудаковатый сельский мясник Лейзер («Поминальная молитва» Г.Горина), профессор-этнограф Куропатов («Халам-Бунду, или Заложники любви» Ю.Полякова) и многие другие.

Тиранин – актер мощного драматического дарования с присущими ему вниманием к точной детали, внешней характерности, психологической достоверности и абсолютной органики в любом, самом необычном, даже гротесковом рисунке роли. Кого бы ни играл артист: преданного слугу или эстетствующего профессора, плута-торгаша или отрешенного от мира дервиша,- он находит убедительные и оригинальные средства выразительности. Актёрский темперамент и художественная интуиция, безупречная сценическая речь и умение слышать партнера, огромный исполнительский опыт и неконфликтность во время работы над постановкой; постоянная радостная готовность к импровизации, бесконечным поискам внутренней правды и графическая завершенность индивидуального портрета героя, делали его, несмотря на почтенный возраст, одним из самых востребованных артистов труппы.

К театру Сергей Александрович пришел через поэзию, всерьез увлекшись художественным чтением. А оттолкнувшись от уже достигнутых высот в актёрской профессии, – к искусствоведению, осознанной необходимости «поверять алгеброй гармонию», успешно закончив заочное отделение Академии художеств им. И.Е.Репина в Ленинграде. Уже с этой фундаментальной платформы было легче осваивать, начавшиеся еще в детстве опыты в живописи.

Сергей Александрович считал себя счастливым человеком: он всю жизнь занимался своим делом, ему было невероятно интересно жить. Он искренне удивлялся откровенным признаниям молодых коллег, не знающим, как убить время. Для него-то время – бесценный дар, его Тиранину катастрофически не хватало. Он сокрушался, что в сутках только 24 часа. Этот неподдельный и неиссякаемый интерес к жизни выдавал в нем человека, чей биологический возраст ну никак не совпадал с паспортным. «Охота к перемене мест» — не только обязательная составляющая кочевой по сути профессии. Очень уж любил он узнавать, воспринимать новые места: пейзажи, ландшафты, архитектуру и скульптуру, иной колорит и звуки. Прирожденный неутомимый путешественник, он многое повидал. На подъем был легок.

Несколько лет назад, готовясь к своему 75-летнему юбилею, он был озабочен тем, чем бы порадовать, удивить зрителей, среди которых было немало его друзей, учеников, коллег. Ведь как поётся в бардовской песне «без любви не родишь ни строки, сколько ни бейся». Сергей Тиранин умеел настраивать свое сердце на любовь.

Валентина Склярова,
лауреат премии «Personalitate»

газета Русское Слово от 16 октября 2020 года

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.