2020-й год культурная общественность России отмечает как год протопопа Аввакума. Об этом мы уже писали в газете «Русское слово» от 28 февраля 2020 года, за № 9.
А теперь мы хотим поговорить о соратнике протопопа Аввакума – епископе Павле Коломенском и Коширском (в XVII веке писалось через «о»).

Сто лет назад редакция журнала «Церковь» так писала о значении этого человека для русской истории: «Никониане могут гордиться, что они ведут свое духовное начало от столь преступного человека. Старообрядцы же радуются, что за общее их святое дело принес себя в жертву смиренный и кроткий святитель. Восставая против Никона и его нелепых и безрассудных реформ, старообрядцы всегда имели пред собой, как знамя, мученический подвиг этого священномученика; по его святительской воле они отвернулись от жестокого тирана и убийцы. Дух Павла всегда пребывал с ними и руководил ими. А этот дух был апостольским и Христовым духом».

О епископе Павле мало говорилось и писалось. Может потому, что он находился в тени своих ярких современников протопопов Аввакума, Неронова, Даниила, а также патриарха Никона, а может потому, что был казнён ещё в начале реформы. А может ещё по какой-то другой причине, о которой мы постараемся узнать?
В старообрядчестве епископа Павла почитают святым в лике священномученика. И 16 апреля установлено почитание священномученика Павла, епископа Коломенского, « иже за древлее благочестие пострадавшего».

Он родился в с. Колычево Княгининского уезда (ныне Лысковский район Нижегородской области) в семье сельского священника Петра. Точная дата рождения неизвестна. Предположительно около 1605 года. Ровесник Никона. Отец епископа Павла обучал церковной грамоте мордовского мальчика Никиту Минина (будущего патриарха Никона). Некоторое время Никита жил у них в доме. И они с детства были друзьями.
Казнили епископа Павла 16 апреля по новому стилю 1656 года в Великий четверг на страстной неделе (в этом году Великий четверг приходится также на 16 апреля по новому стилю) и в этот день исполняется ровно 364 года со дня его казни. После казни епископа Павла старообрядческая церковь поповского согласия почти на 200 лет стала вдовствующей, и лишь в 1846 году по воле Божьей она обрела своего предстоятеля в лице митрополита Амвросия.

Епископ Павел был единственным из иерархов, который воспротивился церковной реформе, начатой патриархом Никоном и царём Алексеем Михайловичем и которую они хотели провести через Освященный Собор. На Собор 1654 года кандидаты тщательно отбирались царём и патриархом. Необходимо отметить, что игумен Павел также был в числе 12 «достойных мужей», отобранных кандидатами на патриарший престол и представленных царю Алексею Михайловичу, но царь предпочёл своего «собинного» друга Никона.

После казни епископа Павла борьбу за русский дух в русском православии и сохранение старых обрядов повели протопопы Иоанн Неронов, Аввакум и Даниил. Некоторые зарубежные историки называют вождей старообрядчества и массовое сопротивление реформе «бунтом протопопов», так как больше ни один архиерей не рискнул противится царской и патриаршей воле. Необходимо отметить, что в то время, епископат рекрутировался в основном из «чёрного священства» (монашества), и некоторые епископы и митрополиты были богаче, чем родовитые бояре и служивые дворяне. В то же время «белое священство», как правило, многодетное еле-еле сводило концы с концами. И это тоже было одной из причин «бунта протопопов».

Начинал своё служение Богу епископ Павел в Макариевском Желтоводском монастыре, где принял постриг. За послушание, мудрость не по годам и грамотность он удостоился звания «старца». Сразу по исполнении 30 лет, в 1636 году он был избран на должность монастырского казначея. Во второй половине 1640-х годов иеромонах Павел уже входит в московский кружок ревнителей благочестия, во главе которого стоял духовник царя Алексея Михайловича Стефан Вонифантьев.

1651 года Павел был призван в Москву и возведен тогдашним русским патриархом Иосифом в настоятели древнего Пафнутьево-Боровского монастыря. Это было почётным назначением, так как эта обитель была важной и влиятельной в то время. И в качестве игумена он впоследствии стал кандидатом на патриарший престол.

17 ноября 1652 года Павел был рукоположен Никоном в епископы на кафедру подмосковного города Коломны, считавшуюся одной из старейших на Руси и влиятельнейших, после Московской. И это случилось через несколько месяцев после постановления самого Никона в патриархи, что говорит об особом отношении и расположении Никона к Павлу. И Никон надеялся на голос Павла на будущем Соборе. Павел был ему за это признателен. Но когда дело коснулось исправления веры, да ещё и не по русским древним образцам, а новым греческим, тогда воля епископа Павла стала непреклонной.
В архивах мало сохранилось сведений о епископе Павле, но из имеющихся сведений мы узнаём, что он занимался не только наведением канонического порядка в пределах своей епархии, но и вел активную деятельность по благоустройству своего архиерейского двора. Он расширил трапезную при архиерейских палатах и устроил при ней зимнюю церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы.
Сохранилось евангелие с дарственной надписью, которое он благословил на помин души епископа Рафаила в Успенскую церковь из своей архиерейской вотчины. Это Евангелие сохранилось до наших дней и в настоящий момент находится в Отделе редкой книги РГБ (Ф. 775, № 8155), по л. 1–14 об. идет вкладная запись епископа Павла:
«Лета 7161-г марта в 21 день великий господин священноепископ Павел Коломенский и Коширский дал сию Божественную книгу Еуангелия Пречистой Богородицы в вотчину и в свое село на Бел Колодези к церкви к Успению Пречистыя Богородицы в вечной поминок по епископе Рафаиле Коломенском».

В 1653 году в начале Великого Поста Никон разослал по храмам свой Указ о введении новых обрядов и о запрещении старых. Епископ Павел Коломенский, единственный из архиереев не признал этот Указ и принял сторону противников новшеств протопопов Иоанна Неронова, Аввакума и Даниила.

Получив с мест сведения о том, что большинство русского народа не поддерживает новые обряды, царь и патриарх начали готовить Освященный Собор, на котором планировалось осудить, как старые обряды, так и сторонников этих обрядов. Началась тщательная отборка делегатов на этот Собор. Епископ Павел был в числе делегатов, и когда Никон в присутствии царя осудил старые обряды, епископ Павел, единственный из архиереев, выступил против.
В частности он сказал: «С того времени, как мы сделались христианами и получили правую веру по наследству от отцов и дедов благочестивых, мы держались этих обрядов и этой веры и теперь не согласны принять новую веру!»

***
Однако современники не услышали этот призыв, и Собор, на котором «чёрные», монашествующие иерархи больше беспокоились о сохранении своих привилегий, проголосовал за введение новых обрядов. Однако Никон не простил Павлу его открытое сопротивление, его заступничество за «белое священство», и по приказу мстительного патриарха Павел был брошен в темницу и избит, после чего сослан в новгородский Хутынский монастырь в заточение.
И сразу к епископу-заступнику потянулись ходоки со всего царства. Царь и властолюбивый честолюбец патриарх-реформатор стали опасаться, что Павел Коломенский может стать символом сопротивления и претендовать на патриарший престол в случае открытого выступления низового священства и простых верующих против реформы. И более того, он мог возглавить возникновение новой русской православной иерархии (как это совсем недавно произошло в Европе и в Англии, где на волне протеста против реформ в католицизме, закрепляющих привилегии епископата в ущерб простым священникам, появился протестантизм). Всё это привело к тому, что через два года низложенный епископ был «тайно» казнён. Почитание епископа Павла среди сторонников старого обряда началось сразу же после его казни и продолжается до сих пор.

Через несколько лет Никон сам разуверился в идеях затеянной константинопольскими иерархами реформы и потерял к ней интерес, а после ссоры с царём и вовсе покинул патриаршую кафедру. Но царь, уже окружённый сплоченной сворой новых советников-реформаторов, среди которых было много выходцев из только что присоединённой Украины, где такая реформа по новогреческому образцу, навязанная «просвещенцами» из «Могилянской Академии», уже прочно утвердилась, стоял на своём и продолжал «двигать» реформу. Царь стремился воплотить заветы Стоглавого Собора – сделать Московское Царство центром Вселенского православия – и поэтому активно заигрывал и с константинопольским патриархатом и с церковными реформаторами из Украины. Для этого он инициировал новый Освящённый Собор с участием восточных патриархов, кстати к этому времени – у себя же и низложенных, чтобы уже осудить не только старые обряды, но и Никона. Собор собрали в 1666 году (правда, цифра не внушает доверия), где в вину Никону поставили и самочинное убийство епископа Павла без «суда и следствия». Московский собор 1666 года, решая вопрос о низложении Никона, поставил:
«Ещё же архиерея сам един низверже Никон, кроме всякого поместного собора, на нём же должен был явить его погрешения… По низложении Павла, епископа коломенского, его же из мантии обнажи жестоко и на лютая биения и наказания предаде, и на дальняя заточения предаде, не помянув оного словесе, яко дважды никого же казнить подобает за то же и едино преступление. Тем же прилучися архиереови тому изумиться и погибнуть бедному, кроме вести, от зверей ли снеден быв или в воде утопе».

Старообрядческий писатель XVII века диакон Феодор так описывает мученичество епископа Павла:
«Никон… посла слуг своих там в новгородские пределы, идеже он, ходя, странствовал. Они же там обретоша его, в пусте месте идуща, и похвативше его, яко волки кроткую овцу, и убиша его до смерти, и тело его сожгоша огнем по Никонову велению. И так тому конец рабу Божию сотвори Никон волк, дабы не обличал его, законопреступника».

Из этих двух записей видно, что епископ Павел, в нарушение церковных правил, был дважды наказан: сначала лишён сана и заточён в монастыре, а потом, в нарушение всех существующих тогда законов, был жестоко избит, затравлен собаками, утоплен в проруби и затем труп его был сожжен. По сути – так ¬ – огнем, мечом и водой – с привлечением светской власти повсеместно в XV –XVI веках поступала в Европе инквизиция, жестоко расправляясь с миллионами недовольных верующих. Так и на Руси новое поколение «просвещённых» властителей, ведомое перекрещёнными в православие греко-католиками и иезуитами, стало применять и «новые», более совершенные (европейские), методы подавления недовольных. И это продолжалось более 250 лет – до начала ХХ века.

Епископ-мученик Павел стал одним из наиболее почитаемых святых в староверии. В истории «древлего благочестия» ему отводится особая, первенствующая роль, а его подвиг сравнивается со служением апостолов. В одной старообрядческой рукописи начала XIX века о святителе говорится так:
«Павел – апостол града Коломны, за православие стоятель и к новой вере неприклонитель».

Что ещё можно добавить к этим словам. Фактически после свершения, задуманной на Западе реформы, в России «де-факто» всё же образовались две русские православные церкви: официальная и катакомбная – старообрядчество. Одна с новыми обрядами, другая, обильно поливаемая кровью, гонимая властью, преследуемая и оклеветанная, но выжившая – с обрядами старыми. И сосуществовать им, по всей видимости, ещё долго. И эта данность, не учитывать которую нельзя.

Особо радует, что нынешнее российское руководство в последнее время это поняло.

А Вас, дорогие братья и сестры, поздравляю с наступающим Светлым Христовым Воскресением и желаю вам всего доброго.

Подготовил
Пётр Донцов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.