jizni protopopa avvakuma

В России 2020 год объявлен годом протопопа Аввакума.

Россия столетиями переписывала своё прошлое. Со сменой эпох пытались некоторые факты скрыть, а некоторые наоборот преподносились выпукло. Многие российские историки до сих пор пишут, что первые волны русской эмиграции произошли в ХХ веке, сознательно забывая, что такие волны были и раньше, например, старообрядческие в конце XVII начале XVIII веков, когда миллионы русских людей покидали страну, чтобы избежать физического уничтожения за то, что они сохраняли старую веру, в которой родились и выросли все наши предки, в том числе и сторонников реформы.

В текущем году идеологу и вождю старообрядчества протопопу Аввакуму исполняется 400 лет со дня рождения. В старообрядчестве на протяжении всей нашей истории он являлся и является самой авторитетной и знаковой фигурой и почитается как священномученик и исповедник.

Протопоп Аввакум родился в 1620 году в семье потомственного приходского священника Петра в Нижегородской губернии, в селе Григорове.  В 15-ти летнем возрасте лишился отца. По указанию матери, женился в 17 лет на обедневшей четырнадцатилетней сироте, дочери кузнеца Анастасии Марковне.  1642 году Аввакум был рукоположён в диаконы, в 1644 году (в 24-летнем возрасте!) — поставлен в попы, став священником села Лопатицы близ Макарьева. Здесь и установилась в нём та строгость убеждений, которая определила в дальнейшем его подвижничество и аскетизм — прихожан своих Аввакум беспрерывно уличал и стыдил за разные пороки, а священников — за плохое исполнение церковных правил и предписаний. В конце 1640-х — начале 1650-х годов он уже служит в городе Юрьеве-Повольском (ныне Юрьевец Ивановской области).

Из-за непростого характера, нетерпимости к злу, протопоп Аввакум постоянно менял приходы. И каждый раз вступал в новый конфликт, чтобы защитить слабых, обличить греховные поступки знатных и простых людей. Он терпел поношения и побои, но не менял своих взглядов. Однажды у одной вдовы местный боярин отнял дочь. Протопоп Аввакум был единственным, кто заступился за вдову. Боярин явился в храм, чтобы жестоко избить священника. Он волочил его за собой по земле прямо в ризах. Но протопоп Аввакум не сдался и не изменил тому, что он считал праведным делом. Он видел, что значит самовластие бояр и чиновников на местах, и что только церковь могла им противостоять. И слава о протопопе Аввакуме дошла до самой Москвы.

К тому времени, в 1645 году на престол взошел царь Алексей Михайлович в возрасте неполных шестнадцати лет. Вокруг молодого царя сформировался кружок сторонников, которые называли себя «ревнителями древнего благочестия». И по всей Руси в Москву собирали таких же молодых ревнителей веры. По их мнению, вера была испорчена не только среди мирян, но и среди священнослужителей. Члены кружка считали, что дело было в порче священных книг. Служба из-за этого шла неправильно, а народ неправильно верил.

Чтобы исправить священные книги надо было найти образец. Протопоп Аввакум предлагал сделать образцом старорусские книги. Греческие образцы он считал непригодными, упоминая, что Греция отошла от истинной веры, за что и была наказана в XV веке Османской империей. После взятия Константинополя (Царьграда) в 1453 году турками, к власти в Византийской православной церкви пришла оппозиция и был введён новый церковный устав, который ввёл троеперстие и другие обрядовые отличия.

Русь же приняла православие по старому греческому церковному уставу, где было двоеперстие и все те обряды, которым до сих пор следуют старообрядцы. И то, что этот древний православный обряд сохраняется старообрядцами и поныне – в этом огромная заслуга, несомненно, и протопопа Аввакума. И сложившейся ситуацией брожения умов в церковной иерархии воспользовались враги Русского Православия.

В 1649 году в Москву из захваченного турками Константинополя приехал Вселенский Патриарх Паисий и убедил царя Алексея Михайловича в том, что он может стать царём всего православного мира и править из Константинополя, взяв новогреческие книги за образец. Алексей Михайлович поддался уговорам и за образец были взяты уже испорченные, с точки зрения ревнителей старорусского благочестия, греческие книги. Это был также и геополитический шаг для русского царя, так как подоспело время воссоединиться с древними русские землями Украины и Литвы (что началось с 1654 года). Кроме того, чтобы превратить Россию в центр православного мира требовалось согласие с четырьмя Вселенскими Патриархами, которые также были греками.

Немаловажным было и то, что тогда церковные реформы по новогреческому образцу уже прошли и на Украине, и в Молдавском княжестве. Там аналогичная реформа была проведена Киевским митрополитом Петром Могилой (Petru Movila) в 1640 году и прошла она «без сучка и задоринки», потому что в тех землях не нашлись свои неистовые протопопы Аввакумы.

Государь Алексей Михайлович сначала радушно принял протопопа Аввакума в своих роскошных покоях. В конце того же года он начинает служить в Москве в Казанском соборе. В 1652 был возведен в протопопы, т.е. протоиереи.

Он принимает участие в кружке «ревнителей благочестия», или «боголюбцев», который возглавлял царский духовник Стефан Вонифатьев. В этот же кружок входил нижегородский митрополит и будущий патриарх Никон. Единство взглядов протопопа Аввакума и Никона в этот период подчеркивает и тот факт, что подпись Аввакума стоит под челобитной царю с просьбой назначить Никона патриархом. Более того, Аввакум, участвовал при патриархе Иосифе (1652 г.) в «книжном исправлении». И у него сложилась бы прекрасная карьера, и если бы Божья воля была другой, протопоп Аввакум последовал бы за нею ни капли не сомневаясь.

В том, что необходима книжная справа все члены кружка были согласны. Разошлись только в том, что брать за образец. Протопоп Аввакум, Иван Неронов и другие считали, что за образец нужно брать старорусские книги, а Никон – новогреческие книги, напечатанные в Италии. Когда патриарх Иосиф скончался в 1652 году, новый патриарх Никон, некогда приятель Аввакума, заменил прежних московских справщиков польскими книжниками во главе с Арсением Греком, знавшими греческий язык.

И тогда Аввакум энергично и открыто выступил против позиции Никона и даже писал об этом в челобитной Алексею Михайловичу. Это при том, что в тот момент патриарх и царь ещё были близкими друзьями и единомышленниками.

За активную критику реформы осенью 1653 года Аввакума посадили в подвал московского Андроникова монастыря, где протопоп три дня и три ночи сидел без еды и воды, но так и не одумался. Тогда последовала ссылка в Тобольск, затем в Енисейск и дальше – в Забайкалье. В ссылке он пробыл более 10 лет. Везде протопоп активно вел деятельность против никонианской «ереси». Будучи преследуем властями и часто бит, он все равно продолжал вести свои обличительные речи и распространять послания. Более того, в 1663 году, когда судили уже властолюбивого Никона, царь смилостивился над Аввакумом (Алексей Михайлович даже предложил ему стать своим духовным отцом), но тот продолжал выступать против реформ, хотя большинство правящего класса их уже признало.

В 1664 году Аввакум был сослан в Мезень, где он продолжал свою проповедь и поддерживал своих приверженцев по всей России, посланиями, в которых именовал себя «рабом и посланником Исуса Христа», «протосинкеллом российской церкви».

В Мезени протопоп пробыл полтора года. В 1666 году он был вновь привезён в Москву, где 13 мая после уговоров на соборе, собравшемся для суда над Никоном, его расстригли и «опроклинали» в Успенском соборе за обедней, в ответ на что он тут же наложил анафему на архиереев. Затем протопопа увезли в Пафнутьев монастырь и там продержали около года.

Но и после этого царский двор не отказывался от мысли переубедить Аввакума, расстрижение которого было встречено большим возмущением и в народе, и во многих боярских домах, и даже при дворе, где у ходатайствовавшей за Аввакума царицы Марии было в его день расстрижения «великое нестроение» с царём. Вновь уговаривали Аввакума уже перед лицом восточных патриархов в Чудовом монастыре, но он стоял на своём.

Реформа стала причиной церковного раскола, который до сих пор не преодолен. Это духовная рана русского народа, которую лучшие умы пытались уврачевать, но до сих пор не получается. Многие беды, которые свалились на Россию в последние три с половиной века, в том числе и в ХХ веке, произошли из-за этой реформы…

Протопоп Аввакум Петров (1620-1682) стал одним из самых ярких противников церковной реформы патриарха Никона и царя Алексей Михайловича. Известно более 80 богословских, полемических и иных произведений, написанных им, в том числе и собственную автобиографию — «Житие протопопа Аввакума». Его житие стало настолько значимым произведением своего времени, что протопопа Аввакума считают «родоначальником русской литературы, мемуаристом и публицистом». Старообрядцы всех согласий и толков почитают протопопа Аввакума как священномученика и исповедника (и это, пожалуй, единственная историческая фигура, почитаемая всеми староверами).

В селе Григорово на его Родине установлен памятник. Там протопоп Аввакум изображен с поднятыми над головой двумя перстами — символом истинной православной веры.

Можно по-разному относится к участию протопопа Аввакума в отстаивании старой веры, но сложно не признать, что он был яркой и важной исторической фигурой своего времени, стойким и удивительным человеком, который не пожелал склониться перед теми, кого считал врагами истиной веры. Для старообрядцев и не только протопоп Аввакум остается образцом русской веры во Христа.

Протопоп Аввакум был одной из самых неоднозначных фигур XVII века. Он не признавал никаких сделок с совестью. Бывало, что он держал руку над горящей свечой, чтобы усмирить плоть и избавиться от греховных мыслей.

Он писал: «Если хочешь быть помилован Господом, сам также милуй; хочешь, чтобы тебя почитали, — почитай других; хочешь есть — корми других; хочешь взять — другому давай: это и есть равенство, а рассудив, как следует, себе желай худшего, а ближнему — лучшего, себе желай меньше, а ближнему — больше».

Несмотря на яростное сопротивление Аввакума и других известных людей реформе, несмотря на то, что большинство русского народа её не поддерживало, всё же церковные обряды и службы были унифицированы по греческому образцу. Раньше православные крестились двумя перстами, теперь же должны были креститься тремя — «щепотью». Вероучительные догматы Церкви остались прежними, но значительная часть общества всё равно отвергла реформу со словами «до нас положено, лежи так во веки веков!». Но власть уже взяла курс на европеизацию, на подражание Европе.

И пошло-поехало: служивые люди и сторонники реформы врывались в избы простых людей, в дворцы знатных людей, разламывали или сжигали старые иконы и книги. После одного такого пожарища из икон и книг в Москву было увезено 6 (шесть) возов только застёжек от книг.

Сколько бесценных книг было сожжено? Сколько людей стали изгоями общества, вынуждены были скрываться, бежать за пределы России? И три с половиной века об этом молчали, в том числе и в советский период. И только недавно руководитель Российского государства В.В.Путин приехал в Рогожскую слободу, встретился с предстоятелем РПСЦ митрополитом Московским и всея Руси Корнилием, с вниманием обсудил сложившуюся ситуацию, и меры, необходимые для разрешения этого длительного внутрицерковного конфликта. Автор этих строк был этому свидетелем. Надеемся, что понимание найдено и дальше эта рана начнёт потихонечку зарубцовываться.

Раскол обычно называют «расколом Русской Православной Церкви», на самом же деле, раскололось общество, раскололась сама душа русского народа. И дело было не только в церковных обрядах. Народ был недоволен жестокими порядками царя, коррупцией и произволом, царившими в те времена. Люди, которые не были согласны с начальством, подвергались жестоким гонениям. И зачастую, приверженность старым обычаям становилась поводом для расправы с неугодными. Протопоп Аввакум выступил против непродуманной, по чужим лекалам, церковной реформы и призвал свою паству не сломиться и оказать сопротивление. Староверы бунтовали нечасто, скорее, предпочитали уйти в те места, где их не могли найти. Они уходили на Урал, за Урал и в другие далекие земли, в том числе и в Дунайские княжества. Иногда даже практиковали самосожжение, чтобы не предать старую веру.

Протопоп Аввакум говорил: «В каких это правилах написано, чтобы царю церковью владеть и догматы изменять? Ему подобает лишь оберегать её от волков, её губящих, а не толковать и не учить, как веру держать и как персты слагать. Это не царево дело, а православных архиреев да истинных пастырей, которые души свои готовы положить за стадо Христово, а не тех пастырей слушать, которые готовы и так, и сяк на одном часу перевернуться, ибо они волки, а не пастыри, душегубы, а не спасители: своими руками готовы пролить кровь неповинных и исповедников православной веры бросить в огонь. Хороши законоучители! Они такие же, как земские ярышники, — что им велят, то они и творят».

По всей Руси начались гонения на тех, кто выступал против реформы. Духовное чадо протопопа Аввакума боярыню Морозову арестовали и подвергли жестоким пыткам, чтобы умертвить в земляной яме. И это вторую, после царицы, женщину в государстве. На знаменитой картине Сурикова, изображающей боярыню Морозову во время этапирования её к месту казни, она держит персты, сложенными так, как принято было креститься раньше, — символ истинного православия. На картине есть и юродивый, который также держит над головой два сложенных перста, являя собой образ несгибаемой старой веры.

Протопоп Аввакум не погиб в Сибири. Он прошел многие километры по дикой тайге, тащил тяжёлые лодки вместе с казаками, потерял двоих сыновей. Жена протопопа Аввакума Настасья Марковна, простая женщина, дочь деревенского кузнеца, любила его и следовала за ним повсюду, поддерживая мужа. Разбивая ноги о камни в нелегком пути, она спрашивала у мужа, как долго продлятся эти муки. «До самыя смерти», — отвечал ей протопоп Аввакум.

Раскол набирал обороты. Филаретский монастырь шесть лет отражал осаду стрельцов, а Соловецкий более 8 лет. Пятнадцать лет Аввакум провел в земляной тюрьме, но не оставил борьбу. Царь Алексей Михайлович не решился казнить протопопа Аввакума, а вот его сын и преемник Федор Алексеевич, воспитанный выходцами из смоленских и польских земель, в убеждении превосходства всего европейского над своим, русским, в превосходстве самодержавия над православием, отказался терпеть хулу протопопа Аввакума и приказал сжечь заживо, чем доказал, что религия ничего не стоит перед самовластием светской, подверженной моде и пристрастиям власти.

В Пустозерске «лишённый» Собором степени священства, но не признавший это, он принимал богомольцев, которые толпами со всей России шли на «край земли», чтобы пообщаться с будущим святым. И там же, в Пустозерске, 24 апреля 1682 года, протопоп Аввакум Петров был заживо сожжен в срубе вместе с тремя единоверцами. Рядом собрались бояре, купцы, простые местные жители молча наблюдали за свершением приговора. Протопоп Аввакум, собираясь на смертную казнь, в последний раз обратился к свой пастве. Его последними словами было «Храните веру старую».  Последнее, что люди увидели сквозь пламя — его поднятая к небу рука. Он благословлял народ двумя перстами…

И для народа протопоп Аввакум стал героем, мучеником за веру. Он погиб за право верить свободно в то, что человек считает правильным. Протопоп Аввакум выступал против жестокости и несправедливости действующей власти.

С началом действия реформы наступление пошло не только на русское православие, но и на историю русского народа. В 1732 году немецкий историк Готлиб Байер, ранее приглашённый Петром I, пишет трактат «О варягах». А немецкие учёные Миллер и Шлёцер, продолжавшие норманнскую «теорию» возникновения российского народа, встретили яростное сопротивление М.В.Ломоносова (старообрядца по происхождению!). Затем эту норманнскую теорию подхватил Карамзин и его «Историю государства Российского» будет изучать каждый школьник империи. Все, кроме старообрядцев. И лишь теперь, благодаря трудам учёного А.А.Клёсова, доказано, что эта теория не верна, что норманны не оставили никакого генетического следа в русском народе. И что русские имеют свою собственную историю, которую теперь восстанавливают по крупицам.

По воле Божьей старообрядцы оказались рассеянными по всей земле и теперь проживают и имеют свои общины в 25 странах на 5 континентах. Среди старообрядцев бытует мнение, что пока на Земле жив хотя бы один старообрядец мир будет существовать и ядерный апокалипсис ему не грозит. Хотя, конечно, порох нужно держать сухим.

 

Петр Донцов

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

For security, use of Google's reCAPTCHA service is required which is subject to the Google Privacy Policy and Terms of Use.

If you agree to these terms, please click here.